Тигипко: Надо доказать реалистичность бюджета

tigipkoМиссия Международного валютного фонда (МВФ) возвращается в Киев для продолжения переговоров с правительством 21 июня. Потребность Кабмина в средствах МВФ для финансирования дефицита бюджета после получения от российского ВТБ кредита на $2 млрд снизилась. Однако возобновление сотрудничества с фондом позволит Украине успешно выйти на рынок еврооблигаций. О нюансах переговоров с МВФ, возмещении НДС и возможности отмены льготных цен на газ для промышленности вице-премьер СЕРГЕЙ ТИГИПКО рассказал корреспонденту Ъ ЮРИЮ ПАНЧЕНКО.

– В последние дни в Киеве работали представители МВФ Танос Арванитис и Пол Томсен. Каковы их основные претензии к украинской бюджетной и фискальной политике?
– Слишком подробно я об этом говорить не буду – мы все-таки находимся на стадии переговоров. Проблемы Украины не очень отличаются от проблем, существующих сейчас в мире. У нас большой дефицит бюджета, который необходимо максимально сокращать. Если чересчур пережмем – уйдем с прошлогодних 9,2% до 3%,– это однозначно негативно скажется на экономическом росте. Поэтому наша задача – выйти на 6% вместе с «Нафтогазом» и другими затратными статьями, и вокруг этого идут основные дискуссии. Надо доказать реалистичность бюджета. Сокращение его дефицита в первую очередь нужно нам самим. Если мы хотим создать благоприятный бизнес-климат и привлечь инвестиции, то должны стремиться к такому снижению.
– Вы говорите о позитивных тенденциях наполнения бюджета, но ведь в январе-мае было зафиксировано невыполнение плана доходов общего фонда. Речь идет о коррекции бюджетных планов?
– Никакой коррекции нет. Есть статистика: более 20% роста сводного бюджета к 2009 году. Это конкретная цифра.
– То есть бюджет полностью выполняется? – Все, что заложено в бюджете, выполняется. – Достаточно ли для снижения бюджетного дефицита повышения цен на газ для населения и ТКЭ?
– Я бы пока не говорил о таких конкретных шагах, поскольку инструментарий может пересматриваться. У нас есть доходная часть, которую можно повысить, и есть расходная, которую можно сократить. Частично нам это удалось путем поднятия акцизов на некоторые виды продукции. Также мы должны добиться, чтобы «Нафтогаз» перестал быть убыточным уже в 2011 году. Сейчас правительство работает над механизмами выполнения этой задачи. Будет сокращение дефицита бюджета достигнуто за счет повышения тарифов или за счет других вещей – пока окончательных решений нет. Помимо этого, надо учитывать дефицит Пенсионного фонда и другие моменты. Все эти проблемы необходимо решать независимо от МВФ.
– Власть заявляет, что почти вся сумма ожидаемых $19 млрд пойдет в резервы НБУ. Это подготовка к возможной второй волне кризиса и новому оттоку капитала из страны?
– Это означает только общее понимание, что в стране начался экономический рост. Когда у нас было 15-процентное падение ВВП в 2009 году, МВФ согласился финансировать дефицит бюджета. Но тогда власть проела деньги. Сегодня МВФ готов выделить средства на покрытие только части дефицита. Для финансирования остальной части дефицита надо работать с другими организациями, например Всемирным банком, Евросоюзом. И у нас есть такие программы. Поэтому, если мы получим средства МВФ, их большая часть в этом году пойдет в резервы.
– На что будут потрачены эти ресурсы МВФ? – В случае получения транш от МВФ будет направлен на пополнение валютных резервов и останется там как гарантия возврата. Для МВФ это выгодно, так как это не проедание. Эти ресурсы могут находиться в резервах до 2012 года, когда мы их вернем фонду. То, что мы снова сотрудничаем с МВФ, хорошо отразится на нашем имидже, будет хорошим сигналом для инвесторов. Хочу подчеркнуть, что сегодня для Украины этот сигнал даже важнее, чем сами деньги валютного фонда.
– Проясните ситуацию с получением Украиной кредита ВТБ на $2 млрд. Кто их получает, на какие цели, под какой процент, и главное – как они будут возвращены?
– Я не занимался этим вопросом, поэтому мне сложно его комментировать. Могу сказать одно: чтобы иметь стабильную экономику, в нынешней ситуации нам нужно работать по целому ряду направлений. Мы должны сотрудничать с МВФ, Всемирным банком, Европейским союзом; должны получить деньги по двусторонним линиям – не важно, будут это российские, китайские, американские или другие источники. Мы также должны готовить выпуски евробондов и хотя бы минимально присутствовать на внутреннем рынке, поддерживая его в рабочем состоянии. Получение этого кредита является большим плюсом. Мы имеем поддержку российской стороны. И хотя кредит получен не от государства, а от банка, у нас появился хороший партнер.
– Этими деньгами покроют бюджетный дефицит? – Вы знаете, я бы не стал рассматривать их как замену сотрудничеству с МВФ. В нынешней ситуации у нас нет альтернатив. Мы должны иметь программу работы с МВФ – и чем быстрее, тем лучше. Важна не сумма. Нам нужна эта программа. И точка!
– Относительно других источников покрытия бюджетного дефицита. Когда правительство планирует выход на рынок еврооблигаций?
– Надо использовать имеющийся сверхликвидный внутренний ресурс банковской системы для кредитования экономики. Сейчас сверхликвидную наличность необходимо пару месяцев придержать, чтобы банки все-таки пришли в реальный сектор. Поэтому мы говорим о внешнем финансировании, в котором нельзя надеяться только на одну позицию, пускай даже самую дешевую и выгодную. Я имею в виду МВФ, Всемирный банк и ЕС. Надо выходить на рынок евробондов, над чем сейчас активно работает Минфин. Консультанты уже определены, и выход, насколько я знаю, зависит лишь от ситуации на рынке. Лучшая ситуация будет тогда, когда у нас появится программа сотрудничества с МВФ.
– Банк «Надра» получил согласие 75% держателей его еврооблигаций на реструктуризацию бумаг. Достаточно ли этого для начала рекапитализации банка государством?
– Комиссия, занимающаяся рекапитализацией банков, приняла решение о полной реструктуризации задолженности этого учреждения на условиях, которые должны быть не хуже условий реструктуризации по кредитам Нацбанка. Поэтому, если не будет реструктуризации на 100%, то, думаю, Кабмин будет вынужден пересмотреть этот вопрос. На мой взгляд, использовать государственные деньги для возврата внешних долгов будет сложно. Не думаю, что правительство пойдет на это. Банку надо продолжать, а лучше заканчивать реструктуризацию долгов.
– В Минфине говорят, что погашение облигациями долга по возмещению НДС, возникшего на 1 июня, будет добровольным. Означает ли это, что после выпуска НДС-облигаций в июне-июле предприятия, не захотевшие взять облигации, получат живые деньги, или этот долг будет противозаконно списан?
– Списывать долг мы не имеем права. Мы будем возвращать его поэтапно. Мы должны выйти на запланированный автоматический возврат НДС, иначе ситуация усугубится. Премьер-министр неоднократно заявлял, что к августу мы реструктуризируем долг, накопленный прошлым правительством.
– Насколько реально возмещать НДС в автоматическом режиме, учитывая длительность проверок заявок предприятий?
– Мы знаем об этой проблеме и работаем над ней. А что касается проверок, то мы имеем, наверное, 95% добросовестных плательщиков, с которыми просто обязаны выйти на автоматическое возмещение НДС. С предприятиями, вызывающими сомнения, налоговая администрация будет продолжать работу. Я могу сказать, что до 10 млрд грн заявок по НДС сформировали предприятия, работа которых вызывает много вопросов. Это компании с одним сотрудником, не имеющие офиса, а если он есть – там лишь стул, стол и телефон. Такие предприятия должны проверяться от и до, на них не будет распространяться автоматическое возмещение.
– Существует конфликт между Ильичевским морским торговым портом и компанией «Укртрансконтейнер». Инвестор вложил в развитие порта $70 млн, а бывшее руководство порта разорвало с ним договор. В результате в страсбургский суд подан иск к Украине на $1 млрд. Как, по вашему мнению, может быть решен конфликт? Каким образом необходимо законодательно защитить интересы инвестора от действий государства?
– Государство должно разделить функции в портах. Сейчас государство присутствует в них и как регулятор услуг, и как бизнесмен. Я считаю, что оно должно остаться в портах как мощный, сильный регулятор. А бизнесом пусть занимаются другие компании – причем на равных конкурентных условиях, как государственные, так и частные. По конкретной ситуации я могу сказать, что ее создали предыдущие администраторы от правительства. Их задачей было заставить инвесторов чувствовать себя зависимыми. Почему – совершенно понятно: имело место коррупция. Решать проблему нужно на законодательном уровне. Следует четко прописать условия входа инвесторов, это важная стратегическая задача. Ведь у нас лучший в Европе транзитный потенциал. А в связи с тем, что у нас нет четких условий работы инвесторов в портах, мы его не используем.
– Каким образом может быть выполнено решение стокгольмского суда по 12,1 млрд кубометров газа RosUkrEnergo?
– Решение cтокгольмского суда должно быть подтверждено украинским судом. Вот и все! Добавлю, что в бюджете у нас не предусмотрена выплата такой большой суммы.
– Будет ли оставлена льготная цена газа для предприятий ГМК и химической промышленности в III квартале?
– Мы должны понимать, что на такие меры правительство может идти лишь в исключительных случаях. Почему? Когда мы идем на это, у нас возникает дилемма. Мы поддерживаем важный для нас сектор, в первую очередь я говорю о металлургии. Но это происходит за счет учителей, врачей, пенсионеров, военных, которым тоже сложно. Да, мы видим нынешнюю ситуацию с металлом, его взлеты и падения, но она не настолько плохая, чтобы надо было и дальше идти на такие меры. Другое дело – критическая ситуация с компенсацией НДС. Эту проблему надо решать как можно быстрее, выпустить облигации, которые, я уверен, будут востребованы на рынке. Банки также с удовольствием обналичат эти деньги.
– А льготные цены отменить? – Я бы их не продлевал. По крайней мере – в нынешней ситуации. Если, не дай бог, будет кризис, то к этой мере можно вернуться. Но не сейчас.
– Вопрос о вашем бизнесе. Год назад вы говорили о скорой продаже банка «Бизнес Стандарт». Тогда сделка сорвалась. Ведутся ли сейчас переговоры о продаже?
– Пока нет. Сейчас мало инвесторов в банковский сектор, тем более – в небольшие учреждения. Банк передан управляющей компании. С ним работают, и как только появится возможность, он будет продан.
– Аналогичный вопрос по страховым активам. Вы их то продаете, то нет. Какова ситуация, ведете ли вы переговоры?
– Да, переговоры ведутся. Более того, я думаю, что они могут быть успешно завершены.
– И кто же покупатель? – Об этом чуть позже. – И напоследок несколько вопросов о политике. У вас есть партия, но вы работаете в правительстве, где большинство составляют представители другой политической силы. Скоро местные выборы. Как вы планирует на них идти: одной колонной с Партией регионов или отдельно?
– Однозначно отдельно. Мы развиваем свою партию «Сильная Украина», у нас все больше и больше членов, все больше активистов, которые готовятся к местным выборам. У нас есть стратегия на эти выборы, поэтому мы будем идти отдельно.
– На какие города вы будете делать упор, где именно для вас принципиально победить?
– Не будет такого упора. Мы будем работать по всей стране. Мы знаем, где у нас наибольшая поддержка – в Днепропетровске, Одессе, по всему юго-востоку, в Киеве, но я считаю нецелесообразным делать региональные программы. Мы должны выработать перспективную программу для всей страны и работать с ней, не разделять, а объединять страну.
– Я немного изменю вопрос. Победа на выборах мэров каких городов является для вас базовой задачей?
– Нет таких городов. Думаю, мы минимум 100 человек выведем на выборы мэров по всей Украине. Приоритеты ставить не будем. В перспективе мы, вполне возможно, будем блокироваться с разными политическими силами. Самой главной для нас будет их программа действий на местном уровне.
– Возможно ли такое соглашение с Партией регионов: ее представители не будут вам мешать на выборах в одном городе, а вы им – в другом?
– Трудно будет достичь такой договоренности. Тем более в нынешней ситуации и особенно с Партией регионов, которая достаточно уверенно себя чувствует. Нам нужно рассчитывать на жесткую политическую конкуренцию, и мы ее не боимся.
– Готова ли партия к досрочным парламентским выборам и сколько мест вы планируете получить на них?
– Мы внимательно следим за нашими рейтингами, причем чаще всего рассматриваем либо независимые, либо рейтинги компаний, работающих на конкурентов. Мы видим, что у нас сейчас второе место в стране – 22%. Что получим – не знаю… Одно могу сказать: меньше, чем получил я на президентских выборах, не будет.

kommersant.ua

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.