«Депозитный» налог: иллюзорные вызовы и дополнительные возможности

В дискуссиях вокруг принятого парламентом в первом чтении Налогового кодекса пункт о пятипроцентном налогообложении доходов физических лиц с депозитов представляется, на первый взгляд, не столь уж важным. Вместе с тем депозитный налог может оказать весьма заметное влияние на развитие финансовой системы и ее стабильность. Чтобы его введение пошло на пользу финансовой системе, государству нужно прежде всего четко определиться с целью налогообложения депозитных доходов. Ведь, кроме фискальной функции, депозитный налог мог бы стать и действенным инструментом макроэкономической политики, стимулируя продление сроков размещения вкладов (чем длиннее вклад, тем ниже ставка).

Кроме того, доходы от налогообложения депозитных доходов населения могли бы способствовать повышению надежности банковских сбережений, если их часть направить в Фонд гарантирования вкладов.

Но главное — должен быть создан адекватный механизм администрирования налога. Именно такие рекомендации во время круглого стола «Налог на доходы от депозитов физлиц: как наполнить бюджет и одновременно стимулировать сберегательную активность граждан?» были даны банкирами законодателям и чиновникам перед вторым чтением проекта Налогового кодекса в Верховной Раде. Это мероприятие было организовано Лигой финансового развития при поддержке «Зеркала недели» и проекта USAID «Развитие финансового сектора» (FINREP).

В обсуждении приняли участие Татьяна Ефименко, замминистра финансов Украины; Сергей Лекарь, замглавы Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ); Валерий Огиенко, директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ); Борис Тимонькин, председатель правления Укрсоцбанка; Владимир Хлывнюк, председатель правления банка «Финансы и кредит»; Юрий Блащук, глава наблюдательного совета «Платинум Банка»; Юрий Яременко, председатель правления банка «Старокиевский».

Воображаемые риски

Как ни странно, мнение участников дискуссии оказалось единодушным: доходы граждан от депозитов должны облагаться налогами. В своем выступлении Татьяна Ефименко напомнила присутствующим, что данная норма в рамках закона о налогообложении доходов физлиц принята еще 22 мая 2003 года, но в силу различных обстоятельств ее введение несколько раз откладывалось. В последний раз — до 1 января 2013 года. «Поэтому в принятом в первом чтении Налоговом кодексе речь шла о том, чтобы ввести эту норму с 1 января 2013 года в том виде, в котором она была предусмотрена раньше», — сказала Т.Ефименко.

Замминистра отметила, что подобное налогообложение существует во многих странах мира. Например, в Евросоюзе упомянутые ставки на налог с доходов физических лиц от депозитов дифференцированы — для резидентов и нерезидентов. Скажем, ставка для нерезидентов до 2011 года составляет 20%, после 2011-го — будет 35%. Для резидентов действуют следующие ставки: в Италии — 30%, Греции — 10%, Португалии — 20%. «Такие ставки налогообложения являются антикризисной мерой для большинства стран постсоветского пространства. Так, в Латвии с 1 января 2010 года введен 10-процентный налог на вклады физлиц, а в Венгрии — 20%», — подчеркнула Татьяна Ефименко.

Нужно сказать, что в экспертной среде неоднократно звучали сомнения как по поводу целесообразности, так и по поводу справедливости идеи налогообложения доходов от депозитов. В частности, буквально накануне круглого стола ее критически комментировал председатель правления «ВТБ Банка» Вадим Пушкарев, говоря об угрозе фактически двойного налогообложения: «Клиенты банков приносят на депозиты заработанные деньги, с которых ранее уже были уплачены налоги. Я понимаю тех, кто хочет заработать, но считаю большой ошибкой желание «содрать две шкуры».

«Я не могу согласиться с экономистами, считающими, что происходит двойное налогообложение. Ведь гражданин, заработав упомянутые средства и вложив их в банк, получает (новые) доходы от вклада, — прокомментировала мнение оппонентов Татьяна Ефименко. — Нужно помнить, что вклады в банке превращаются в финансовый ресурс, который участвует в экономике и таким образом приносит отдельный доход, подлежащий налогообложению. Кстати, в России вкладчики банков платят такие налоги».

Кроме того, обосновывая необходимость налогообложения депозитных доходов, представитель Минфина сослалась на мнение тех экономистов, которые считают, что «поскольку дивиденды от паев, акций, участия в хозяйственных обществах подлежат налогообложению, проценты по банковским депозитам являються по экономической сути похожей базой для уплаты налогов». Сегодня же «инвестиционные возможности — не равноценны, не равнозначны, ведь для банковских депозитов существуют определенные преференции».

По словам замглавы Государственной налоговой администрации Сергея Лекаря, «налогообложение получаемых субъектом доходов — это обязательный атрибут. И то, что нужно облагать налогами, никаких вопросов вызывать не должно».

Разделяют эту точку зрения и банкиры, участвовавшие в дискуссии. Так, председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин назвал эти преференции «большим офшором»: «Если посмотреть экономику любого универсального банка, то две трети доходов, которые мы зарабатываем, идут на выплату процентов. Две трети. То есть главным выгодополучателем от нашей работы являются не акционеры, не коллектив, не государство, а предприятия и население. Получается, что две трети дохода уходят в офшорную дыру. Облагать налогами, без сомнения, нужно».

В подобном духе высказался также председатель правления банка «Финансы и кредит» Владимир Хлывнюк, напомнивший слова Б.Франклина о том, что «неотвратимы два момента — смерть и налоги».

Один из главных рисков в случае введения налога, как считают некоторые, — это возможный отток средств населения из банковской системы (со всеми соответствующими последствиями) под влиянием нежелания платить дополнительные налоги. В частности, в конце прошлой недели при обсуждении проекта Налогового кодекса в парламенте представитель Блока Литвина Олег Зарубинский отмечал, что соответствующая норма документа «похоронит банковскую систему и доверие к государству», а член фракции «НУ-НС» Александр Бондарь заметил, что к 1 января 2013 года «никаких депозитов на счетах не будет, все будут забирать деньги из банков, поскольку недоверие будет еще большим».

Некоторые опасения по этому поводу высказала и Т.Ефименко. По ее словам, все же трудно сказать, как поведут себя вкладчики в условиях налогообложения: «Кто-то из банкиров думает, что при введении этой нормы многие вклады исчезнут из банков и появятся вообще в другом виде, в другом месте».

В ответ Борис Тимонькин отметил, что, он уверен, после введения налога депозиты будут забирать единицы, поскольку разница в получаемых вкладчиками доходах несущественна: «Человек, который сегодня получает 20% по депозиту, будет на руки получать 19% [при ставке налога 5%]». Исключение составят разве что лица «с психопатологическими чертами», а таких, как сказал эксперт, «немного». Банкир считает: даже если изъятые с депозитных счетов средства уйдут, скажем, в инвестиционные фонды, они все равно останутся в банковском секторе. «Деньги не уходят из банковской системы. Они попадают на счета компании — торговца ценными бумагами, потом идут еще кому-то, но все равно он будет держать их в банке», — резюмировал финансист.

Руководитель банка «Старокиевский» Юрий Яременко подчеркнул, что к налогу «все готовы», более того, «все ожидали более жесткого подхода». «5% вообще ни на что не влияют. Я думаю, не будет никакого оттока. Если бы налог ввели раньше, все равно был бы приток», — отметил банкир.

Цена вопроса

По мнению Т.Ефименко, потенциальные объемы налоговых поступлений от нового налога будут зависеть прежде всего от макропоказателей 2013 года: «Мы — сторонники осторожно оптимистичного прогноза: экономика будет расти, доверие будет расти, что связано в первую очередь с политической стабильностью и, соответственно, экономической и финансовой стабильностью».

Со своей стороны Сергей Лекарь заверил, что «правительство предложило ставку, которая практически никому не вредит, не влияет на экономические процессы». «Для нас средства, положенные на депозиты, даже не являются объектом интереса. Почему? Потому что это легальные средства», — подчеркнул представитель ГНАУ, добавив, что «на сегодняшний день вопрос увеличения таких доходов не поднимается», а налогообложение в большей степени вводится, «чтобы не критиковали тех, кто имеет преференции при получении тех или иных видов доходов».

Некоторая доля истины в этих словах, пожалуй, все же есть. Ведь те 800-900 млн. грн. дополнительных налоговых поступлений от доходов с депозитов, которые рассчитывают в Минфине получить через три года, не слишком поражают воображение по сравнению даже с официальными прогнозами бюджетного дефицита текущего года.

Цена вопроса могла бы кардинально возрасти, если бы введение налога на доходы от депозитов рассматривалось не только как средство унификации с европейскими нормами или средство избежать чьей-то критики, но и как инструмент государственной макроэкономической и финансовой политики.

Так, по мнению председателя наблюдательного совета «Платинум Банка» Юрия Блащука, при рациональном введении и применении этот налог мог бы способствовать решению одного из сложнейших вопросов, над которым ломают головы эксперты и члены правительства, — как стимулировать появление на рынке долгосрочного гривневого ресурса, который бы формировал базу для активизации кредитования и инвестиционных процессов. А следовательно, создавал стимул для развития экономики. Поэтому, как считает Юрий Блащук, целесообразно установить режим, когда «чем длиннее депозит, тем меньше должно быть налогообложение». По словам финансиста, в принципе, можно было бы говорить и о нулевой ставке налога, если депозит клиента «действительно носит инвестиционный характер».

Б.Тимонькин предложил за счет дифференциации ставок налогообложения стимулировать заинтересованность населения в срочных вкладах (после внесения соответствующих изменений в Гражданский кодекс относительно разделения депозитов на несколько видов). Банкир несколько провокационно предлагает сделать резкую градацию: владельцы срочных вкладов платят налог на депозитный доход в размере 5%, остальные — в несколько раз больше. «Пусть [владельцы текущих и сберегательных счетов] платят по общей ставке 15%, или сколько будет. Вот дополнительные деньги для бюджета, вот нормальная заинтересованность в срочных вкладах — «да, я немного рискую, я беру встречные обязательства, но я получаю налоговую льготу». Нормально!»

Правильность такого мнения вроде бы понимают в государственных учреждениях. Как отметил в ходе дискуссии зампредседателя ГНАУ С.Лекарь, «мы абсолютно поддерживаем эту идеологию».

В то же время чиновники не разделяют идею введения дифференцированных ставок по депозитам в зависимости от валюты размещенных средств. Конечно, более низкая ставка налогообложения гривневых депозитов по сравнению с валютными могла бы стать дополнительным стимулом для дедолларизации украинской экономики. Однако Сергей Лекарь был категоричен: «не может государство влиять на выбор гражданина» в этом вопросе.

В общем, трудно не согласиться со словами Татьяны Ефименко о том, что налогообложение не может быть панацеей, единственным средством решения проблемы долларизации. «Необходимо рассматривать инвестиционную политику в контексте развития национальной экономики. При нестабильной финансовой ситуации, какие бы мы ни придумывали средства привлечь гривню, или доллар, или евро, инвестиций не будет. Должны развиваться фондовый рынок, финансовые инструменты и т.п.», — отметила замминистра.

Скептически (и даже отрицательно) отнеслись чиновники к еще одной идее, озвученной банкирами и журналистами, — о целевом использовании потенциальных налоговых поступлений, в частности, хотя бы частичном направлении этих средств в Фонд гарантирования вкладов физических лиц для усиления его платежеспособности. По мнению Ю.Блащука, пополнение ФГВФЛ дополнительными ресурсами не только финансово укрепило бы его позиции, но и стало бы «неким моральным стимулом для банковской системы требовать сбора этих налогов».

Однако подобную логику не поддержал С.Лекарь, ведь там, где речь идет о налогообложении, «никакой философии гарантирования вкладов не может быть априори». «Получил доход — определенную часть отдаю в бюджет. Это как система перераспределения достижений», — отметил представитель ГНАУ.

Идеей не проникся и директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц Валерий Огиенко. Он считает, что вопросы «депозитных» налогов и пополнения ФГВФЛ не связаны: «Дополнительные гарантии могут быть, если банковское сообщество работает в соответствии с принципами, существующими в любой банковской системе любой страны, — принципами Базельского комитета. Если внутренний и внешний контроль за банковской системой на высоком уровне — это, по сути, первая система защиты вкладчиков любого банка».

Немного странно, учитывая не особо впечатляющие возможности фонда. По состоянию на 1 июня 2010 года сумма аккумулированных ФГВФЛ средств составляла всего 2,798 млрд. грн., что в несколько раз меньше объема обязательств только банка «Надра» перед своими вкладчиками…

Важно не только сколько, но и как

Самую острую дискуссию среди участников круглого стола вызвал вопрос об администрировании «депозитного» налога. По словам С.Лекаря, здесь можно применить один из трех вариантов: «Первый — как это предусмотрено действующим законодательством, с помощью налогового агента. Второй — можно, но, с моей точки зрения, не стоит, — декларирование. Третий — получать общую сумму средств по начисленным средствам в банке». «С фискальной точки зрения, последнее предложение является механизмом контроля. То есть если суммы начисленного и перечисленного соответствующим юридическим лицом налога в бюджет сбалансированы, то контроль за тем или иным гражданином, в пользу которого начислены определенные доходы, был бы абсолютно неинтересен.

По поводу того, чтобы просто оставить начисления на общий фонд начисленных процентов. Это, на мой взгляд, неправильно, ведь такого нигде в истории нет. Но мы имеем право это обсуждать», — говорит налоговик.

Банкиры его в целом поддержали, но попросили очень внимательно отнестись к этому вопросу. Ведь камень преткновения — сохранение тайны размера банковского вклада, которая легко может быть раскрыта, если налоговая будет требовать от банков перечислять налог за каждого вкладчика в отдельности. Кроме того, при индивидуальных расчетах налога банки будут выполнять не характерные для них функции.

Председатель правления Укрсоцбанка Б.Тимонькин отметил, что на самом деле «нет никаких проблем по каждому клиенту рассчитать налог, но проблема в том, чтобы от лица каждого уплатить». «У нас миллион двести тысяч вкладчиков. Раз в месяц сделать миллион двести тысяч платежек — это только 6 млн. грн. Национальному банку за платеж. А представляете, казначейство получит миллион двести тысяч платежек? Оно загнется, их разгребая».

Развивая эту мысль, председатель наблюдательного совета «Платинум Банка» Ю.Блащук отметил, что «финучреждения сегодня выполняют слишком много не характерных для них функций», и «такое отношение к этому институту, как к какому-то подчиненному государству, непонятно».

С.Лекарь не замедлил с ответом: не нужно создавать проблему там, где ее нет. «Существует система начисления заработной платы, где информация проходит по каждому работнику. И ничего», — отметил налоговик. По его словам, если дискуссионным является, в частности, вопрос админрасходов, «нет проблем, давайте будем говорить». «Ввести для банков некую философию снижения налога на прибыль на эти затраты? Нет проблем».

Что же касается банковской тайны, то зампредседателя ГНАУ заверил: для налоговых органов «средства, вложенные на депозиты, не представляют интереса». «Это легальные средства, полученные и вложенные в банк. На наш взгляд, у банка не может быть никаких теневых доходов, полученных с нарушением того или иного законодательства», — сказал С.Лекарь. По его словам, проблему банковской тайны в Европе решили очень просто: «Если ты персонифицируешься, то тебя облагают налогом по ставке 10%. Если выбираешь не персонификацию, тогда к тебе применяют ставку 35%».

В ответ председатель правления банка «Финансы и кредит» В.Хлывнюк обратил внимание чиновников на высокую тенизацию экономики, с учетом которой не стоит пугать вкладчиков подобными заявлениями. Он высказался в пользу того, чтобы «лет пять банки перечисляли налоги консолидировано». По словам В.Хлывнюка, в противном случае существует угроза предъявления претензий (в том числе судебных) клиентов к банкам из-за якобы неправильного начисления налога. «Поэтому не нужно ставить преграды для банков и их клиентов», — отметил банкир, а С.Лекарь пообещал подумать.

Что ж, и банкирам, и чиновникам сегодня действительно есть над чем подумать. Ведь в зависимости от избранной модели налогообложения и механизма администрирования депозитный налог может стать как весьма полезным, так и вредным нововведением для банковской и финансовой системы в целом. Это именно тот случай, когда разработку важного решения не стоит откладывать на «послепринятие» Налогового кодекса.

Зеркало Недели

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.