Томаш Фиала: «Страны, которые граничат с более развитыми соседями, рано или поздно подтягиваются до их уровня»

На вопросы о перспективах финансовых рынков и тенденциях в управлении собственным бизнесом ответил управляющий директор инвесткомпании Dragon Capital.

С чем связан нынешний спад на фондовых рынках?

— Падение произошло буквально во всех странах. Первой причиной стала негативная фискальная ситуация в Греции и некоторых других государствах ЕС, на которую Брюссель реагировал достаточно медленно. Поэтому затраты на решение проблемы увеличились. С другой стороны, руководство Евросоюза также можно понять — оно стремилось добиться от правительств отдельных государств сокращения расходов государственных бюджетов, чтобы таким образом начать бороться с кризисными явлениями в национальных экономиках. За последние два года ВВП этих стран падал на фоне роста госдолгов. И рынок на это отреагировал, стал наказывать те страны, которые нарушили основополагающие бюджетно-экономические правила. Поэтому последовало сокращение ликвидности на рынке гособлигаций, в банковской системе. За последний месяц ставки финансирования LIBOR удвоились. Это свидетельствует об ухудшении доверия в банковском секторе. Такая негативная ситуация в Европе не могла не отразиться на Украине.

К концу апреля украинский рынок был в самом большом плюсе с начала года. Пришло много финансовых ресурсов в национальную экономику из внутренних и внешних источников. Когда началась коррекция, эти инвестиции стали так же резко уходить, как и приходили в первые четыре месяца текущего года. Если в конце прошлого — начале нынешнего года все пытались избавиться от денег, вкладывая их в любые активы, ценные бумаги, то за последний месяц ситуация изменилась на противоположную.

Чтобы изменить подобную негативную тенденцию, правительства разных стран (в частности, Италии, Португалии, Германии, Великобритании) стали предпринимать меры по сокращению дефицита бюджетов через урезание государственных инвестиционных программ, заработных плат.

Ожидания в отношении роста экономик западных стран сократились. Аналитики стали ставить на то, что тенденция роста будет наблюдаться, но не настолько существенная, как прогнозировалось в начале года. Сейчас на рынке преобладает мнение, что кризисный спад в экономике повторяется, но он будет гораздо менее ощутимым, чем в 2008 г.

Когда, по-вашему, спад закончится?

— Этого доподлинно никто не знает. Неопределенность в отношении устойчивости роста может сохраняться примерно от двух до шести месяцев. Фондовые рынки обычно реагируют на экономическую ситуацию с опережением. Результаты деятельности компаний за первый квартал 2010 г. оказались позитивными, превысили ожидания. Тем не менее в последний месяц мы видим снижение цен на акции во всем мире.

Финансовый рынок торгует на ожиданиях, а не на том, что происходит в данный момент. Но даже с учетом этого, падения за последний месяц были очень резкими. Если, например, накануне кризиса 2008 г. рынки начали снижаться уже с начала года, а пик падения пришелся на конец 2008 — начало 2009, то сейчас рынки упали в очень короткий срок.

Тем не менее ситуация сейчас намного лучше, намного более определенная. Реакция европейских правительств уже произошла, компании и банки в гораздо более устойчивом состоянии, чем во время кризисной волны 2008 г. Благодаря сокращению затрат за время кризиса, результаты в финансовом секторе также довольно положительные. Экономика все-таки растет и будет расти, существенного сокращения ВВП, как полтора года назад, не предвидится. У компаний достаточно наличных средств, они существенно сократили кредитное плечо.

Думаю, финансовые рынки уже близки к завершению коррекции. А из-за произошедшего спада предстоящие шесть месяцев будут наиболее подходящими для инвестиций.

Терпение рынков очень короткое

Вы упомянули о мерах, предпринимаемых зарубежными правительствами для стабилизации ситуации в экономике. А как оцениваете действия украинского Кабмина в этот период для улучшения ситуации в стране?

— Анализируя действия украинского правительства последние три месяца с точки зрения рыночных ожиданий, можно отметить и хорошее, и плохое. Большой позитив — консолидация власти. Это позволило оставить позади политическую неопределенность, которая наблюдалась ранее. Теперь в стране понятная власть, которая, с одной стороны, контролирует, с другой — несет полную ответственность за происходящее.

Второй позитив — создание плана реформ, которым занимаются в Кабмине и Администрации президента. Если в течение года будет сделана хотя бы половина задуманного, то это положительно отразится на национальной экономике, приведет к росту зарплат и притоку инвестиций. Таким образом, Украина приблизится к более развитым экономикам стран Центральной Европы.

Радует меньше то, что политическая целесообразность, политическая стратегия и тактика сдерживают реализацию реформ. Политики думают уже сейчас слишком много о предстоящих местных выборах. Потому не спешат принимать очень важные и обоснованные решения по повышению тарифов на газ. Это единственный действенный стимул для сокращения катастрофически высокого, по сравнению с другими странами, потребления газа в Украине, для стимулирования внедрения энергоэффективных технологий в производстве.

На все ресурсы должна быть рыночная цена, а наиболее бедные слои населения должны получать от государства адресную помощь. Тогда каждый потребитель будет самостоятельно решать, хочет ли он поддерживать в квартире температуру 25 градусов, или ему все же подойдет вариант — 18 градусов плюс сэкономленные деньги. При этом если потребители будут не в состоянии платить по рыночным тарифам, то подача газа или электроэнергии должна быть прекращена. Именно в таких условиях сегодня живут жители Западной и Центральной Европы.

Введение рыночных тарифов на газ — одно из основных условий возобновления сотрудничества Украины с Международным валютным фондом. Официально ожидается, что решение о новом транше для Украины МФВ примет в течение июня. Но правительству уже тяжело объяснять представителям фонда, почему в стране принимаются неэффективные решения по управлению экономикой, которые при нынешнем положении дел стране явно не по карману. В частности, связанные с увеличением зарплат госчиновников. Понятно, что это связано с политической, а не экономической целесообразностью.

Кредит от МВФ важен не только как относительно недорогой способ покрытия дефицита бюджета. Чем дольше будут затягиваться переговоры с МВФ, тем более рискованными будут считаться вложения в Украину на международных рынках капитала, тем дороже и труднее будет получение инвестиций для украинских компаний.

Какие действия еще ожидаете от Кабмина Николая Азарова, кроме поднятия тарифов на газ?

— Также необходимо провести Пенсионную реформу, поднять пенсионный возраст для мужчин и женщин. В Украине соотношение ВВП и затрат на пенсионное обеспечение — одно из самых высоких в мире, а пенсионный возраст — один из самых низких. Надо жить по средствам: или платить меньше пенсии, или поднимать пенсионный возраст.

Кроме того, Украина давно стала неконкурентоспособной по налогам — они слишком высокие и их слишком много. По этому параметру бизнес удобнее и выгоднее вести в других странах региона, и Украина упускает возможность привлечь инвестиции. В стране назрела налоговая реформа, результатом которой должно стать снижение налогового бремени и упрощение системы налогообложения. Это выведет экономику из тени, повысит и доходы госбюджета, и благосостояние граждан.

Упомянутые мной меры надо осуществить в сжатые сроки. Терпение рынков очень короткое. Не хотелось бы, чтобы Украина попала в такую ситуацию, как Греция, когда рынки, по сути, ставят крест на стране, оставляя ей мало возможностей для восстановления своего реноме.

Думаю, в правительстве Николая Азарова уже поняли, что волна эйфории, связанная с восстановлением политической стабильности, закончилась. Поэтому чиновники будут вынуждены идти на политически непопулярные, но жизненно важные для страны реформы.

С точки зрения среднесрочной перспективы, то, что рынок сейчас просел,— это даже позитивное явление для Украины. Потому что стимулирует правительство осуществить реформы. Ожидается, что многие реформы к июлю будут законодательно оформлены в парламенте. Думаю, будет очень интересно наблюдать, останутся реформы на бумаге или перейдут в стадию практической реализации.

Прежде всего — наращивать активы

Государственную политику определяют президент страны и правительство. Политику инвесткомпании Dragon Capital определяете вы. Планируете ли какие-то преобразования в связи с нынешним рыночным спадом?

— Особенность украинского рынка в том, что он реагирует и в позитивную, и в негативную сторону более резко, чем другие рынки. Делая бизнес в Украине, тем более в финансовом секторе, надо быть готовым к таким перепадам. Спрос на продукты питания никогда не сократится на 90%, а стоимость акций — может. Для нас на первом месте — это ликвидность рынка, предоставление клиентам ликвидности, инвестиционно-банковских услуг. Задача при работе на падающем рынке — не терять и по возможности зарабатывать. Это у нас получается.

Кризис 2008 г. для нашей компании даже был полезным, потому что снизил конкуренцию на рынке. Весной прошлого года мы начали увеличивать штат, и продолжаем это делать сейчас. Во время нынешнего спада новый персонал имеет возможность адаптироваться в компании, чтобы во время подъема, который, по нашим ожиданиям, в самом худшем случае начнется через шесть месяцев, наиболее эффективно выполнять свои функции. У нас меньше работы не стало, количество сделок не уменьшилось, а только увеличивается. Потому что растет доля компании на рынке за счет ухода более мелких игроков. Или потому, что клиенты не рискуют работать с более мелкими брокерами.

То есть сотрудники Dragon Capital могут не опасаться, что их уволят или руководство примет решение о сокращении их доходов?

— Думаю, нет.

Какую сделку за последние месяцы вы можете назвать наиболее знаковой для компании?

— Например, в феврале мы помогли миноритарным акционерам Allseeds Group выгодно продать их акции Kernel Holding S.A. Подписано много мандатов на сделки по слияниям-поглощениям или организации IPO. Также мы открыли новые магазины «Новая линия» в г. Буча Киевской области и Севастополе. Продолжаем сейчас строить торговый центр в Одессе, который откроется в конце лета. Наш фонд недвижимости — компания Dragon — Ukrainian Properties & Development (DUPD) открыл недавно коттеджный городок Green Hills, где очень хорошо идут продажи домов (в прошлом году заключили 10 сделок, в этом ожидаем 30-40). В минувшие выходные открыли еще один коттеджный поселок — Riviera Villas. Продвигаемся на всех фронтах.

Dragon Capital выступил финансовым советником медиа-холдинга U.A. Inter Media Group по приобретению контрольного пакета акций ООО «Музыкальное телевидение», владеющего лицензией телеканала «MTV Украина», у фонда прямых инвестиций Emerging Europe Growth Fund, созданного ИК Horizon Capital. Планируете ли дальше развивать сотрудничество с U.A. Inter Media Group, менеджмент которой уже не раз объявлял о планах по IPO?

— С U.A. Inter Media Group мы работаем уже не первый год. У нас сложились профессиональные партнерские отношения. Готовили бизнес-план для IPO в Лондоне, но его реализация была отложена из-за кризиса.

Какие планы до конца года по управлению активами, которые входят в структуру вашей компании?

—Прежде всего наращивать активы, которые находятся в нашем управлении. За последний год мы запустили пару новых фондов, планируем их увеличивать.

Фонд прямых инвестиций также хотим поднять в этом году — этот процесс мы начали еще до кризиса, но кризис его застопорил. Ожидаем, что к середине лета получим в этот фонд $50 млн., и во второй половине текущего года начнем инвестировать. И потом в течение года планируем довести его до $250 млн. Это инвестиции сроком до восьми лет, в основном мажоритарные пакеты компаний потребительского сектора.

Почему именно потребительского сектора?

— Он достаточно неразвит в Украине в сравнении со странами Центральной Европы, поэтому существует достаточно высокий потенциал для роста. Потребительский сектор устойчив во время кризиса. Кроме того, учитывая размер фонда в $250 млн., средний размер инвестиций в одну компанию составит порядка $20-30 млн., обязательное условие — покупка контрольного пакета в предприятии. При этом нам не интересны компании, которые не входят в двойку-тройку лидеров в своем сегменте. В потребительском секторе есть объекты, которые позволяют работать с учетом этих условий. В металлургии, к примеру, за $20-30 млн. не купишь лидера рынка.

Вы упомянули важность внедрения энергосберегающих технологий. Планирует ли ваш инвестбанк участвовать в финансировании проектов по их внедрению?

— Пока нет. Окупаемость таких проектов достаточно длинная, порядка 10 лет. Кроме того, нет гарантии стабильного и долговременного действия так называемого зеленого тарифа, благодаря которому у производителей альтернативных видов энергии ресурс закупается государством по более высокому тарифу, чем у компаний, генерирующих энергию традиционным способом.

Также есть другой практический нюанс. Обычно в финансировании таких инвестиций участвует не только частный капитал, но и квазигосударственный из таких источников, как Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, экспортные банки стран — производителей энергосберегающего оборудования (Японии, Дании, Швеции), которые готовы относительно дешево осуществить его поставку и финансировать его приобретение.

В целом мы предпочитаем отношения с частным бизнесом, которые проще и логичнее, чем в государственной сфере.

Что-то чехи боятся Украину

Почему ваш бизнес сконцентрирован в Украине?

— Украина — большая страна, где много возможностей.

По сравнению с Центральной Европой, она отстает по многим направлениям, поэтому существует много незаполненных ниш. Украина расположена рядом с ЕС. А как показывает история, страны, которые граничат с более развитыми соседями, рано или поздно подтягиваются до их уровня.

В одном из интервью вы объяснили свое предпринимательское неравнодушие к Украине через аналогию с крупной рыбой, которую есть шанс поймать в мутной воде. При этом, очевидно, вы подразумевали потенциал и привлекательные финансовые возможности, которые скрывает неразвитый рынок с его недостатками. Вам до сих пор близка эта аналогия?

—У бизнеса есть два варианта. Работать в более надежной среде, зарабатывать меньше, но и с меньшим риском. Или иметь возможность больше заработать в более рискованной среде. Мы предпочитаем второй вариант. Он дает нам больше адреналина.

В таком случае, почему бы вам не покорить российский рынок, где больше рисков, но и возможности по получению прибыли несопоставимы с украинским? В конце концов, что вам мешает дорасти до масштабов ИК «Ренессанс Капитал» или «Тройка Диалог»?

— Наша цель — это прежде всего доходность бизнеса, а не какой-то размер. Нас не интересует поверхностное участие на рынке. При создании нашей компании мы с партнерами решили, что нам интереснее развиваться в Украине, осваивать разные направления в рамках одной страны. В этом больше синергии.

По количеству опытных специалистов, время которых полностью сфокусировано на Украине, мы превосходим упомянутые компании, вместе взятые. Для нас это рынок №1, мы лучше его чувствуем, более гибко и оперативно реагируем на изменения. А что касается результатов, я не думаю что по доходности мы уступаем «Ренессанс Капиталу» или «Тройке Диалог». Кризис мы прошли намного успешнее, чем эти инвесткомпании. «Ренессансу» пришлось продать половину бизнеса, чтобы спасти свое положение, «Тройке» — 40%. Мы же продали миноритарный пакет еще в 2007 г., когда это можно было сделать по существенно более высокой цене, чем с наступлением кризиса, когда решения о продаже своих крупных пакетов принимали упомянутые компании. То есть вопрос не в количестве сотрудников, а в своевременности принятия управленческих решений.

И все-таки: почему Dragon Capital не идет в Россию? К примеру, ваши соотечественники — такие известные чешские бизнесмены, как Петр Келлнер (владелец группы компаний PPF), Зденек Бакала (владелец RPG Industries, партнер Константина Жеваго по Ferrexpo), Душан Куновски (создатель девелопера Central Group) — никогда не скрывали своих амбиций по завоеванию российского рынка…

— Не было такого желания. Риск должен быть всегда калькулированным.

Для нас заниматься бизнесом в Украине — менее рискованный вариант, чем в России. Для меня лично сейчас это, наверное, менее рискованный вариант, даже чем заниматься бизнесом в Чехии, Западной Европе или в США. Потому что всегда полезно заниматься тем, что ты лучше всего знаешь.

Были ли у вас попытки интегрировать чешский бизнес в Украину?

— Были. Но что-то чехи боятся Украину.

А вот Зденек Бакала не побоялся сотрудничать с Константином Жеваго, с которым, кстати, у вашей компании был инцидент по «Киевмедпрепарату». Ситуация уже разрешилась?

— Мы до сих пор пытаемся защитить интересы своих клиентов — миноритарных акционеров «Киевмедпрепарата», доли которых в компании были размыты. От их имени мы инициировали судебные разбирательства, которые продолжаются до сих пор.

Когда они закончатся?

— Когда появится какой-то результат, который удовлетворит обе стороны.

У вас неспокойно складывается бизнес в фармацевтическом секторе. Также был скандал с компанией «Фармак», президент которой Филя Жебровская обвиняла Dragon Capital в купле-продаже акций «Фармака» в интересах непонятных оффшорных структур с Кипра…

— В фармацевтическом секторе у нас были и успешные сделки. В частности, по привлечению финансовых ресурсов для компании «Альба» — это крупнейший дистрибутор фармпрепаратов.

Что касается «Фармака», то это отличная компания с отличным менеджментом, лидер украинского рынка. Мы нашли взаимопонимание с Филей Жебровской, я встречался с ней где-то через месяц после начала того инцидента, о котором вы упомянули. Сейчас у нас хорошие деловые отношения.

Планируете ли развивать «хорошие деловые отношения» в украинской энергетике?

— Энергетика будет нам интересна, когда начнется приватизация генерирующих мощностей и дистрибуции. Мы уже давно готовимся к этому моменту.

Что касается сотрудничества в энергетике с государством, то мы также готовы к этому, но в рамках каких-то конкретных сделок, долгосрочных отношений в этой сфере мы стремимся избегать. Бизнесом в энергетике успешно занимаются многие местные украинские предприниматели. А нас скорее интересует зарабатывание денег в частном поле.

Томаш Фиала, управляющий директор киевской инвестиционной компании Dragon Capital, родился 13 мая 1974 г. в Брно (Чехия). Имеет десятилетний опыт работы на европейских фондовых рынках. После учебы в Пражском университете экономики начал карьеру инвестиционного банкира в Bayerische Vereinsbank в Праге в 1994 г. В следующем году он перешел на работу в Wood & Company, ведущий инвестиционный банк в Центральной и Восточной Европе. Вскоре господин Фиала был направлен в Украину, где он основал и возглавил региональный офис Wood and Co. Под его руководством компания превратилась в одного из крупнейших игроков на местном фондовом рынке. После финансового кризиса 1998 г. господин Фиала перешел в варшавский офис Wood and Co., где создал отделение интернет-трейдинга. В 2000 г. вернулся в Киев, где вместе с украинскими партнерами основал собственную компанию, Dragon Capital. Собственником компании является ее менеджмент, небольшим миноритарным пакетом акций также владеет инвестиционный банк Goldman Sachs.

prostobankir

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.