Банкиры сдают портфели

1234Плохие активы на сегодняшний день являются самой болезненной темой для коммерческих банков. Один из вариантов решения проблемы — продажа таких активов родственным факторинговым компаниям.

Кредиты, которые не обслуживаются 90 дней и более, по украинскому законодательству относятся к сомнительным и безнадежным, что требует от финансовых учреждений формировать резервы под возможные убытки по таким кредитам на уровне 100% от их суммы.

При этом, если в европейской практике расчета резервов банки могут учитывать реальную стоимость залога (т.е. формировать страховой резерв только на разницу между суммой кредита и ценой залога), то Национальный банк отечественным финучреждениям такой возможности не дает. По словам экс-заместителя главы Нацбанка, ныне советника председателя НБУ Василия Пасечника, такие жесткие требования связаны с тем, что в Украине очень сложно определить реальную стоимость залога и еще сложнее его продать.

Суровые требования НБУ к резервам банков под проблемные кредиты вкупе с плохой дисциплиной заемщиков приводят к тому, что резервы под возможные убытки у банков растут. По официальной статистике, они составляют около 14% от кредитно-инвестиционного портфеля, а по частным оценкам банкиров — достигают 25-30% всех кредитов. Разница между статистикой и реальным положением дел объясняется очень просто — если банк демонстрирует убытки, то формировать резервы он может только за счет капитала.

Естественно, в условиях, когда банковский бизнес приносит убытки, ни один здравомыслящий собственник не желает повышать капитал финучреждения, которое будет списывать убытки за счет денег акционеров. Поэтому большинство финучреждений просто недоформировывают резервы, скрывая реальное положение дел.

К примеру, в банке «Надра», судьба которого до сих окончательно не решена, доля проблемных кредитов (субстандартных, сомнительных и безнадежных) составляет всего 38,8% и сопоставима с аналогами полноценно работающих крупнейших дочек иностранных банков. Из госучреждений этот показатель сегодня лучше только у Укрэксимбанка (27,1%). В то же время у Ощадбанка он составляет 62,8%, а у банков, переживших национализацию, доля «проблемки» намного выше: у «Родовiд Банка» — 70,8%, банка «Киев» — 74,9%, Укргазбанка — 76,2%.

Минимизация показателя плохих активов — это, в первую очередь, способ уменьшить объем средств, необходимых для капитализации банка. И эта практика применялась бы и дальше, если бы не жесткие требования специалистов МВФ, которые считают, что украинские банки должны увеличить резервы как минимум на 200%. Этого же требует и Национальный банк по результатам второго этапа стресс-тестирования банков.

Чтобы избежать необходимости доформирования резервов, банки применяют механизм очистки портфеля от плохих кредитов, перепродавая их родственным факторинговым компаниям. Такой механизм финансовой оптимизации позволяет вывести из банка все плохие кредиты и почистить его баланс, создав при этом основу для заработка на возврате кредитов в будущем. Продажу портфелей родственным факторинговым компаниям, по данным «i», уже осуществляют или планируют проводить «ОТП Банк», Индэкс-банк, «БТА Банк», UniCredit Bank, «СЕБ Банк», «ИНГ Банк Украина», Укрсоцбанк, Укрэксимбанк, Сведбанк, «Райффайзен Банк Аваль», ПриватБанк, «VAB Банк».

Схема может быть реализована двумя способами.

Первый используют иностранные банки с высоким уровнем адекватности собственного капитала. Они продают кредиты факторинговым компаниям по текущей стоимости (т.е. за вычетом резервов). После продажи кредита по такой схеме банку приходится списать убытки за счет уже сформированных резервов (это происходит за счет уменьшения капитала на необходимую сумму), а факторинговая компания получает возможность предпринимать любые действия по возврату кредита.

«У факторинговой компании намного больше простора для действий по возврату займа или, например, изъятию и реализации залога (чем у коллекторов.- ред.)»,- говорит аналитик инвестиционного фонда «Интерфон» Виктория Кернеш.

При этом ФК получает широкие возможности для зарабатывания прибыли в интересах акционеров. И вывести такую прибыль из финансовой компании намного легче, чем из банка.

Второй способ финансовой оптимизации балансов чаще используют украинские банкиры. В схеме не используются живые деньги для передачи кредитного портфеля факторинговым компаниям. «Чаще всего для оплаты операции по перепродаже портфелей используются ценные бумаги, реальная стоимость которых серьезно отличается от номинальной,- рассказывает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.- При этом может использоваться сложная схема: например, вначале от ФК (в банк.- ред.) заходят деньги, а потом эти же деньги банк направляет на покупку ценных бумаг».

Такой механизм позволяет банкам снизить резервы под проблемные кредиты, однако, на самом деле не решает проблему некачественных кредитных портфелей и только повышает риски банковской системы.

«Лучше, когда у банка на балансе есть реальные залоги, даже если их сложно продать. Сейчас же мы получаем ситуацию, когда некоторые банки передают активы на балансы факторинговым компаниям и получают вместо них бумаги, которые ничего не стоят. На мой взгляд, лучше бы НБУ смотрел сквозь пальцы на реальный уровень резервов, чем стимулировал банкиров к таким схемам»,- говорит председатель одного из крупнейших банков с иностранным капиталом.

Экономические Известия

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.