Фонд гарантирования вкладов реформируют

09Реформирование Фонда гарантирования вкладов физических лиц уже в действии. И началось оно с кадровых ротаций. Во вторник 20 июля одновременно из двух источников – НБУ и одной из банковских Ассоциаций – просочилась информация о смене директора-распорядителя фонда Валерия Огиенко. Он занимал данную должность с 1999 года. Это место отдали Василию Пасичнику, который еще неделю назад отказался по «собственному» желанию от должности заместителя НБУ и куратора вопросов банковского надзора. Именно из стен НБУ вышла информация о готовящемся законопроекте по реформированию ФГВФЛ.

Для UBR Филонич Виктория

Стимул для реформы

Если взять всю банковскую систему, то средний размер вклада составляет 6,4 тыс. грн, а сумма гарантированной выплаты в случае банкротства банка — 150 тыс. гривен. «В действительности уровень в 150 тыс. грн. завышен. Он был установлен антикризисным законом именно как один из механизмов для уменьшения риска оттока депозитных сумм», — подчеркивает Валерий Огиенко, экс-директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Осенью 2008-ого антикризисным законом с нормой возмещения в 150 тысяч гривен пытались сбить ажиотаж именно среди «зажиточных» украинцев. Судя по оттоку вкладов — это помогло мало. И не только ударило по финансовым ресурсам фонда, но еще и выявило его низкую эффективность. Даже всех его ресурсов не хватило бы на погашения долгов пред вкладчиками банка «Надра» или «Укрпромбанка». Они и стали заложниками. «Дело в том, что законом, Конституцией, гарантирован своевременный и полный возврат вкладов. Кто в данном случае игнорирует исполнение закона? Вопрос остается открытым, хотя ответ мы знаем. Пока вкладчик будет знать, что в одном банке он не может вернуть свой вклад, у него всегда будут оставаться вопросы к другим банкам», — подчеркивает Анжела Пригожина – координатор проектов в финансовом секторе Мирового банка.

Тайный проект

Эксперты настаивают – чтобы вопросы к банкам не возникали, должна быть перестроена система гарантирования вкладов. А фонд, как непосредственное звено системы, может уменьшить риски банков, если, конечно, будет функционировать полноценно — как это происходит на Западе. Для этого фонд хотят реформировать и он должен «зарабатывать» самостоятельно, а не только выдавать деньги, полученные как взносы и отчисления банков, или перечисленные от банковского регулятора или из бюджета. НБУ уже разработал законопроект по реформированию фонда. Но ознакомиться с ним пока невозможно.

«Мы не видим первоисточника. На сайте НБУ законопроекта нет, он не был представлен банкам. И сейчас эксперты и юристы могут оценить и комментировать только слова представителей НБУ. Первоисточник недоступен», — недоумевает Анна Огренчук, старший партнер юридической фирмы. Ее слова подтверждает коллега другой юридической фирмы, Елена Колесниченко: «На сайте ВР я не смогла найти нужный документ. Был найден законопроект, зарегистрированный в ВР в 2008. Однако ознакомившись с ним, я поняла что дискуссии ведутся не об этом законопроекте, потому что он является достаточно сырым. Поэтому имеем возможность оценивать только информацию о законопроекте, которую мы услышали от представителей Национального банка».

Сегодня МВФ рассматривает 2 пути при создании эффективной системы страхования депозитов. Первый — страхователи депозитов с минимальными полномочиями. Это — платежные кассы. Второй — структура с широкими полномочиями — правом проверки банков, предоставления финансовой помощи, правом ликвидировать неплатежеспособные банки. «Наш Фонд гарантирования вкладов действует по принципу платежной кассы. То есть основные его функции — это возмещение вкладчикам средств при ликвидации банков, сбор календарного взноса с банков которые являются участниками системы, получение от банка соответствующей информации», — объясняет Елена Колесниченко. Нам же настоятельно рекомендуют сделать из него полноценного участника, влияющего на ситуацию на рынке.

Неопределенные перспективы

Пока информации о проекте немного. Как сообщило одно из ведущих экономических изданий неделю тому со ссылкой на заместителя НБУ, курирующего банковский надзор – Василия Пасичника (который за 7 дней успел потерять место в Нацбанке и стать новым директором-распорядителем ФГВФЛ), одной из задач Фонда станет выведения банков с рынка. То есть, ему передадут функции по администрированию и ликвидации банков, а также продажи их активов.

«С одной стороны есть попытка отделить контроль над банками в некий независимый орган. Потому что контролеру (НБУ) сложно признаваться в своих ошибках – то есть регулятор склонен скрывать проблемы, которые будут потом отражаться на Фонде гарантирования вкладов. Он в какие-то моменты может оказываться пустым или почти пустым. Чтобы минимизировать возможный ущерб от конфликта интересов в НБУ, планируется передать больше полномочий Фонду. С другой стороны, такая передача может привести к укрупнению банковской системы. Потому что давно стоит задача укрупнить банковскую систему. Кстати не только в Украине, но и во всем мире – сделать их меньше (количество банков), но более крупными. Эта задача не является флагманом, но подспудно она есть. Потому что здесь можно создавать любые механизмы, которые будут отрезать какие-то элементы банковской системы, какие-то группы банков, таким образом, нивелируя слабую часть банков. Это один из элементов сильного влияния на банковскую систему», — уверен Эрик Найман, эксперт финансового рынка. А с тем фактом, что появится еще один надзорный орган, перед которым надо будет отчитываться, банкам придется смириться. «Крупные банки, думаю, договорятся и будут способны нормально существовать в этой системе. А вот мелким банкам будет тяжелее. Их никто спрашивать не будет. И их голос растворится в тумане», — не исключает Эрик Найман.

У дотошных юристов возникает вопрос — каким будет объем новых полномочий Фонда — частичным — или полным? » Если речь будет идти о частичном делегировании полномочий, то законодателю надо будет четко прописать механизм – каким образом два органа с правом банковского надзора будут совмещать эти полномочия чтобы они не противоречили друг другу. И не повлекли еще больше негативных последствий», — уверена Елена Колесниченко.

Как пример потенциальных негативных последствий юристы называют «схему» ликвидации. Так, назначать ликвидатора будет Фонд, но лицензии ликвидаторам на деятельность выдаются в НБУ. Именно он оценивает на сколько то или иное лицо является профпригодным для достаточно нелегкой работы — ликвидации учреждения. Чтобы реформа была полноценной, все функции ликвидатора должны быть переданы фонду, настаивают юристы. «Как может говорить фонд: «Я же выбирал ликвидатора из того списка который ты (НБУ) мне предоставил. И соответственно часть ответственность уже лежит на другом органе. Реформу провести надо таким образом, чтобы было одно лицо отвечающее за последствия», — уверена Анна Огренчук, старший партнер юридической фирмы.

В проекте реформирования Фонда предусмотрены два признака проблемности банков: возможность Фонда инициирования перед НБУ признание банка неплатежеспособным, и перевод банка под ответственность Фонда в случае предоставления недостоверной информации или уклонении от уплаты взносов. В НБУ уверены, что подобные изменения дают возможность оптимизировать сроки по принятию решения о санации банков и реализации этих решений. Аргумент — появляется игрок, заинтересованный эффективно вести ликвидационные процедуры. Таким образом, получается, что как бы сам НБУ в этом не заинтересован. «Чтобы инициировать процедуру ликвидации банка пока существуют 2 пути – по решению НБУ или по заявлению кредитора. Сейчас появится третья возможность — по инициативе Фонда. Однако что будет с двумя другими? Останутся ли как отдельное основание для начала процедуры ликвидации решение НБУ и заявление кредиторов. Это тоже многое значит», — уверена Анна Огренчук.

Пустой фонд

Также проектом закона предусмотрено новое понятие «переходный банк». Что это такое — пока не известно. Фонд будет решать продавать проблемный банк инвестору или проводить его через процедуру так званого » переходного банка». Также фонду будут даны полномочия по предоставлению из собственных ресурсов кредитов новом инвесторам на покупку проблемных учреждений. «Пока не возможно установить о чем идет речь. Как к будет предоставляться право и финансовая поддержка инвестору при покупке проблемного банка. Как это будет регулироваться. На сегодня активы фонда существенно уменьшились из за того, что в состоянии ликвидации находится более десятка банков», недоумевает Елена Колесниченко.

Юриста поддерживает эксперт финансового рынка Борис Кушнирук: «У Фонда этих денег – копейки. Что-то в районе полтора миллиарда гривен, которые его не могут спасти. И у него не будет источников чтобы выдавать эти кредиты. Эти кредиты, в виде рефинансирования, может дать НБУ, у которого эти средства есть. И если он посчитает нужным их давать».

Сейчас запасы фонда гарантирования вкладов вдвое меньше докризисного уровня. Он может оперировать суммой в 2 миллиарда гривен. За счет каких средств будут предоставлять кредиты будущим владельцам проблемных банков –действительно непонятно. Разве что повысят обязательные отчисления банкам-участникам фонда. По крайней мере, старый проект закона содержал такую норму. И таких вопросов у специалистов и у банкиров больше чем ответов. «Все нормы будут обсуждены. Они сейчас обрабатываются на уровне экспертов, консультантов. Как только будет готов документ, он будет обсужден, в том числе и с коммерческими банками и экспертами финансового рынка», — пообещал Сергей Круглик, директор департамента внешне-экономических связей НБУ.

Единственное, что не затронет реформа фонда — это сумму гарантирования. Она останется на уровне 150 тысяч гривен. Так, во всяком случае, обещают.

Украинский Бизнес Ресурс

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.