Идет новая волна кризиса — кризиса доходности

59Банковская система готовится к новому кризису в 2011-ом. Но то, что система готовится, не значит, что кризис стопроцентно будет – подготовка происходит чтобы упредить возможные проявления кризиса. Ведь ни одна последующая финансово-экономическая неприятность не похожа на предыдущий вариант. И чем это может обернуться — специалисты просчитать не могут.

Для UBR Филонич Виктория

Один из самых действенных инструментов в условиях кризиса — капитализация банковской системы. Уже сегодня НБУ требует повышения капитала банков на 40 млрд. гривен, а минимальный размер регулятивного капитала хочет установить на уровне 120 млн. грн. «Кризис научил тому, что в случае, когда есть возможность, нужно: во-первых, рассчитываться с долгами, чтобы в трудное время иметь возможность вновь занять деньги, чтобы это трудное время пережить, во-вторых, нужно заблаговременно проводить и другие мероприятия на предупреждения возможных рисков. Сейчас Базельский комитет по банковскому надзору также меняет свои требования в части того, что наш Национальный банк и банковская система Украины уже давно делает. Ведь от банка нужно требовать капитализацию не тогда, когда у него уже есть проблемы, а когда их еще нет, но есть предположение, что они могут возникнуть», — заявлял неделю тому Василий Пасичник, теперь уже экс-заместитель председателя правления НБУ.

Регулятор предлагает внести живыми деньгами чуть больше 30 млрд. грн., и еще в 9 млрд. грн. оценивает банковские активы, имеющие повышенные риски, с которыми нужно провести «необходимую» работу. Тот факт, что в прошлом кризисном году НБУ потребовал повышения капитала 56-ти банков на 30 миллиардов, а в текущем посткризисном, уже 40 миллиардов, НБУ не смущает. Здесь считают, что нельзя механически сравнивать ситуацию в банках в разные годы, ведь со временем все изменяется — и сами банки и ситуация в них. «Могу сказать что мы подошли с усиленным предостережением и выдвигали требования к тем банкам, у которых адекватность капитала на грани и могут возникнуть риски. Мы требовали, чтобы за счет капитализации и эта проблема была решена», — сказал Василий Пасичник.

Кризис ликвидности затянулся

Но пока о рисках забывать не стоит. Сами финансисты признают — кризис ликвидности 2009-ого затянулся, что является его особенностью. И сегодня, подчеркивают банкиры, этот кризис перетекает в следующую стадию — кризис доходности банков. «Это связано с тем, что значительную часть активных операций банки выполняли за счет средств, привлеченных из-за рубежа. И сегодня, привлекая вклады населения, они, по сути, замещают относительно недорогие заимствования, которые производили, условно говоря, с 2005 по 2008 год. Поэтому кризис доходности для банковской системы в целом, мне кажется, в этой ситуации будет намного глубже, чем в предыдущие кризисы», — констатирует Игорь Юшко, председатель правления коммерческого банка с российским капиталом.

Кризис доходности может быть более глубоким чем кризис ликвидности, не исключают специалисты, ведь первый кризис был «кризисом доверия». Это доверие за полгода стало восстанавливаться и ликвидность вместе с ним. А вот в кризисе доходности – уже лежат более глубокие и экономические причины. И глубина этой составляющей кризиса будет зависеть от двух обстоятельств. Первое — это тот факт, что замещение банковских ресурсов (полученных ранее на международных рынках) не только происходило весь кризисный период, но продолжается и сейчас. Проценты по депозитам хоть и снижаются, но все еще достаточно высоки по сравнению с западнями заимствованиями. Разница в среднем в полтора раза, подчеркивают эксперты. «Остатки на корсчетах превышают 30 млрд. грн., кроме того, еще где-то 20 млрд. есть в кассах, плюс те суммы, которые Национальный банк изъял через свои мобилизационные операции. Поэтому ресурсная база у банков достаточно серьезная», — подчеркнул Василий Пасичник.

Вторая причина, которая способствует зарождению кризиса доходности – это факт отсутствия кредитования при нарастании дорогих пассивов. В общем, с начала года объемы кредитования уменьшились на 2,9%. Банки не готовы возобновлять кредитование в силу многих причин. Первая — боятся предстоящих рисков. Ведь до сих пор незавершенны процессы реструктуризации по крупным займам 2005-2008-ого докризисных годов. «К сожалению, политика кредитования в тот период определялась несколько неклассическим способом. Залоги оценивались, исходя из уровня капитализации в рынке. Фондовые рынки росли достаточно активно. Стоимость любого актива «распухала». В течение полугода она могла вырасти на 20—30%. Особенность данного конкретного периода в том, что стоимость залоговых инструментов несколько переоценили, завысили в сравнении с их реальной рыночной стоимостью. Поэтому сегодня с реструктуризацией будет сложно. Плюс большое количество бланковых кредитов.

Ведь стратегия была простая: мы ― развивающаяся компания, мы берем деньги и докупаем землю, все это повышает капитализацию, дальше мы выходим на IPO – продаем 30 или 40% компании и, с учетом ее новой рыночной стоимости, этого хватает, чтобы рассчитаться по долгам. Сегодня, когда инструменты IPO для абсолютного большинства заемщиков на рынке закрыты, конечно, создаются дополнительные проблемы и с реструктуризацией, и с формированием резервов. Вот и получается, что сейчас наложились сразу несколько негативных факторов. И в этот раз выход банковской системы из кризиса затянется. Посмотрите, в целом по активам система выросла благодаря 4—5 банкам. А условно говоря, 15 банков из ТОП-20 активы потеряли. Вернее, свернули. Они привлекают с рынка пассивы, возвращают обязательства и новые проекты не кредитуют. Они наращивают валюту баланса и, соответственно, теряют активы. Как я понимаю, проблемы с кредитованием, наращиванием портфеля активных операций какое-то время еще будут продолжаться. И одного рецепта резкого улучшения нет. Нельзя сказать: давайте сделаем вот это ― и завтра будет хорошо. Из того финансового положения, в котором банковская система оказалась, она будет выползать достаточно долго и уныло», — делится своими оценками ситуации на рынке Игорь Юшко, председатель правления коммерческого банка с российским капиталом.

Коллегу поддерживает председатель правления банка с украинским капиталом Юрий Яременко: «Почему банки не кредитуют? Не очень-то есть кого кредитовать. Посмотрите вокруг. Например, найдите за этим столом хоть одну вещь, выпущенную в нашей стране. Этот пластик, я уверен, не украинский. Бумага германская, печатается точно не на нашей технике, чернила не украинские. Все мы очень надеемся, что правительство на деле займется тем, что Украина перестанет только завозить, но и начнет что-то производить. Когда это хотя бы начнется, тогда у банков реально появится свежая кровь. Других путей я не вижу, потому что что-либо на пустом месте не построишь ― нужна база. Ее же пока что нет. И в ближайшее время не предвидится, как бы все вместе мы ни старались. Что сейчас производится в нашей стране? Водка, табак, плохие машины, подсолнечное масло на экспорт. И это не пессимистические высказывания, это реальность».

Спасут только новые кредиты

Именно возобновление кредитования может помочь банкам избежать или минимизировать последствия кризиса доходности – ведь они не имеют на чем зарабатывать чтобы возвращать проценты по депозитам. А если доходов от кредитов нет, то банки будут искать им замену. И это могут быть не очень приятные последствия для экономики. Во-первых, ресурсы, которые не попадают в экономику, не обеспечивают надлежащий хозяйственный оборотов. Во-вторых — формируется денежный навес, который потенциально вызывает риски — инфляционный и валютный.

«Надо иметь ввиду что если денежная масса выпускается в оборот через кредитование коммерческим и банками, то срабатывает кредитный мультипликатор. То есть одна и та же денежная масса имеет возможность обслуживать один и тот же хозяйственный оборот. У нас же получается, что НБУ рапортует о том, что он не проводит значительной ограничительной политики, что темпы прироста денежной массы соответствуют примерно темпам инфляции. Но одновременно мультипликация этой массы существенно падает. И получается, что реально в экономике формируется дефицит гривны. Поэтому когда мы говорим о рисковости накопления избыточной ликвидности банков, то можно говорить о том что эта ликвидная масса куда-то должна выйти. И если она не выливается на кредитование, то это потенциальный спекулятивный ресурс. Это могут быть и спекуляции на валютном рынке. Она может вылиться в программы, которые могут функционировать за пределами Украины. В конечном итоге, она может вылиться в искушение со стороны Кабмина резко активизировать займы у коммерческих банков на внутреннем рынке. Живые деньги должны куда-то вкладываться. Можно считать, что банки имеют деньги тогда, когда они работают. И в этом и есть проблема устойчивости для самих банков. В этой ситуации вопрос обслуживания задолженности по депозитам является критичной», — объясняет Ярослав Жалило, директор Центра антикризисных исследований.

Неслабые толчки

НБУ подталкивает, как может, банки к кредитованию. Первые шаги – два раза за последние 35 дней снижалась учетная ставка. Трижды за три месяца снизались ставки рефинансирования. Сейчас готовятся еще ряд мероприятий. В частности есть проекты постановления регулятора по дополнительному стимулированию снижения ставок.

Но только усилиями НБУ не справиться – нужна поддержка государства. И в первую очередь — в вопросе защиты прав кредиторов. «Далеко не все клиенты банков порядочно отнеслись к обслуживанию долгов. Значительная часть заемщиков от надлежащего исполнения своих обязанностей уклонялась разными способами. Это одна из проблем, которую сегодня предстоит решать. Ведь в свое время принимались ряд законодательных актов, которые способствовали таким настроениям среди заемщиков. Поэтому один из факторов, который сдерживает банковское кредитование – недостаточная защита прав кредиторов. Сегодня общество уже осознает чрезвычайную роль защиты прав кредиторов. И в ближайшее время будет подан соответствующий законопроект, направленный на защиту прав кредиторов», — утверждает Василий Пасичник.

К примеру, не так давно – полтора месяца назад – ВР уже рассмотрела в первом чтении проект закона, направленного на усиление прав кредитора, и устанавливающего для заемщиков очень нелегкие нормы. Например, заемщик не сможет распоряжаться предметом залога в случае непогашения долга в течение, более чем двух месяцев. Банки смогут изымать залог без суда или возлагать долги на родственников заемщика в случае его смерти.

Украинский Бизнес Ресурс

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.