Кредит – абсолютное мировое зло и смерть для Украины

news-8682Украина получила $1,89 млрд. первого транша из новой «братской» помощи МВФ в размере $15,15 млрд. К концу года, после получения всех ожидаемых внешних кредитов, объем «наружного» долга Украины может увеличиться до 40% внутреннего ВВП – нисколько не тушуясь подытожил вице-премьер Сергей Тигипко, отвечающий за переговорный процесс с МВФ.

Все эксперты (кроме Натальи Витренко), высказавшиеся в материале «Кредит МВФ – спасенье или блеф», так или иначе положительно оценили выделение Украине финансовой помощи. Блажен, кто верует…

Да не оскудеет рука просящего

Вопрос на засыпку – будет ли набираться кредитов налогоплательщик, не имеющий стабильных доходов и внятных планов на будущее? Если он не идиот, утративший остатки разума под напором лживой рекламы, то, конечно, НЕТ, ведь кредит – это когда ты берешь чужие деньги на время, а возвращаешь свои, да ещё за дополнительную сумму. А если нечем возвращать? Тогда – извините, извольте платить собственностью, представляющей интерес для кредитора. Но так элементарно не могут мыслить высокоумные толмачи.

С чего начинался ныне здравствующий мировой финансовый кризис? С того же – с кредитов. В середине 70-х годов прошлого века янки начали проигрывать экономическое и военное соревнование с Советским Союзом. Идеологическая и экономическая конкуренция обязывала что-то придумать хотя бы на среднесрочную перспективу, а там пусть будет, что будет. И мозговой центр из экспертов Федеральной резервной системы (ФРС) и советников президента доп ёрли произвести эмиссионное стимулирование потребительского спроса.

Если нет возможности расширять сферы сбыта (Советский Союз бдел свои сферы влияния, да и трудно было раздвигать рынки после вьетнамской взбучки), то надо налечь на масштабы потребления внутри своей зоны ответственности. Так началась могучая кампания по промыванию мозгов потребителя. С бульдожьей хваткой капитал приступил к формированию не только искусственных потребностей, но и моды на них. А чтобы «потреблянство» размножалось, тягловое население убедили, что потребительский кредит – всепобеждающее благо.

При всем искусственном (не экономическом) взбадривании потребительского бума, благосостояние народа неуклонно снижалось, а капитал продолжал ускоренно прирастать прибылью. С начала 80-х годов (старт «деривативной» экономики) и по 2007 г. оплата труда выросла в 2 раза, а прибыли корпораций в 3 раза. Но главное – отставание доходов «труда» сопровождалось ростом его долгов. С 1982 по 2007 гг. долг домохозяйств по кредитам увеличился с $2 трлн. до $14 трлн. По данным исследований, средняя американская семья теперь имеет $30 тысяч годового дохода и $70 тысяч долга по кредитам. Стоит кому-то из кормильцев серьёзно поступиться зарплатой, и семья не продержится на плаву и 2-3 месяца, чтобы не потерять социальный статус. Подавляющее число американцев живут очень напряженно, что называется от зарплаты до зарплаты, откладывая на черный день не более $100-200 в месяц.

Почему так происходит? Потому что у процентного кредитования есть одно гиперположительное для заимодавца и мегаотрицательное для заемщика свойство – долги растут в геометрической прогрессии. Родоначальники процентного кредитования – библейские иудеи – отлично секли этот момент и для своих единоплеменников систематически «в седьмой год» устраивали перезагрузку системы – «дать в долг с наваром». Но амнистия касалась именно соплеменников. С остальных настоятельно рекомендовалось драть три шкуры: «С иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего – прости».

Если внимательно присмотреться к отношению процентных ставок к самым земным срокам выплат, выясняется, что чем ближе к сроку выплат, тем хуже финансовое положение должника, которое вытекает из функциональной зависимости: щадящий, на первый взгляд, процент/долгий срок выплат. Например, 4% годовых (самый ходовой процент) через 17 лет удваивает сумму долга.

С процентного кредитования США активно пухли, начиная с середины 30-х годов прошлого века, когда уоллстритовская братва активно кредитовала Гитлера, готовя того к броску на Восток.

Технологию паразитирования Америки (никто не будет спорить, что МВФ, Всемирный банк и прочие «бессребреники» суть дочерние структуры Уолл-Стрита) на процентном кредитовании досконально описал отнюдь не рядовой участник процесса Джон Перкинс в своей нашумевшей книге «Исповедь экономического убийцы».

В страну, которой заинтересовалась Америка, прибывают белые воротнички – команда экономических консультантов. В книге они откровенно называются «экономическими киллерами», которые настойчиво рекламируют блестящие перспективы «экономического чуда», которые они могут устроить туземцам за скромные 4-5%. А без оного не выйти на тропу устойчивого экономического развития и не приобщиться к благам цивилизации: пить «Кока-Колу», толерантно поглощать хот-доги и за малую цену свинчивать отверткой из импортных агрегатов западные марки автомобилей (мечта всех аборигенов, развитых в достаточной мере, чтобы «хутко» крутить винты).

Как правило (исключения редки подобно осадкам в аравийской пустыне), уже через несколько лет местные булдосы уже не в состоянии платить за свои «прорывы» к стезе благоденствия. Тогда экономические киллеры, за спиной которых маячит дядюшка Сэм с демократизатором М-16, подобно мафии требуют свой кусок мяса: контроль над голосованием в ООН, размещение военных баз или доступ к ценным ресурсам.

В результате работы этих бригад по всей Земле долг третьего мира перевалил за $2 трлн., а число голодающих приблизилось к 1 млрд. человек. К тому же на обслуживание долга каждый год требуется более $400 млрд. Причем и долг, и, соответственно, размеры ресурсов для его обслуживания растут с экспоненциальной зависимостью.

В 2004 году в результате «оранжевой» революции в стране установилось по сути внешнее управление. Украину жестко включили в систему процентного кредитования на условиях внешнего кредитора.

На конвейере

К 1 июля 2008 года сектор госуправления имел долговых обязательств на $14,87 млрд. В 2009 году они выросли ещё на $11 млрд. с «копейками» и к 1 января 2010 года застыли у отметки $36 млрд. Это только гарантированный госдолг. Но есть ещё валовой внешний долг Украины, а он, по меньшей мере, в 3 раза больше прямого долга державы.

Если что случится нехорошее с хозяйствующими субъектами, нахапавшими внешних займов, державе на роду написано подставить своё хрупкое плечо резидентам. Достаточно вспомнить украинские банки, устроившие вакханалию лёгких кредитов и под это набравших к осени 2008 года более $40 млрд. внешних процентных вспомоществований. Минфину пришлось отсыпать огромные суммы из закромов родины и влезать в новые долги только для того, чтобы в 2009 году банковская система не рухнула.

Если в следующем 2011-м надо вернуть примерно $2 млрд. госдолга, то с 2012 по 2014 год Минфину мало не покажется – придется заплатить по внешним долгам $15,7 млрд. На 2013-й приходится пик платежей по юлиным «прорывам» – $7,6 млрд. Что такое $7,6 млрд.? Это почти 28% доходной части госбюджета-2010 (без учета внешних заимствований и дохода от продаж ОВГЗ). Ну а после 2014-го придется напрягаться куда более интенсивно, т.к. подойдёт черед активно возвращать азаровские миллиарды.

До прихода во власть Азаров яростно критиковал Тимошенко за то, что она увлеклась кредитами МВФ. Однако, близко ознакомившись с разбитым корытом, доставшимся ему по наследству, Николай Янович осознал, что без новых процентных инъекций Украина быстро протянет ноги. Лучше долгая жизнь в качестве растения, чем быстрая смерть – вот и вся нехитрая философия тутошнего госуправления.

Критическая точка, когда можно было дать задний ход в политике брать в долг, якобы для развития экономики, пройдена. Теперь Украина обречена ударять новыми долгами по старым, с нарастающим итогом.

Практически нет примеров в мировой практике, когда должник собственными усилиями слазил с кредитной иглы. Пожалуй, единственный пример частичного выхода из состояния «кредитомании» представляет собой Россия. Благодаря чудесной внешней конъюнктуре на нефть и газ в первые 8 лет XXI века Путину удалось выплатить критичную долю долгов. Не все, конечно. Ещё осталась по меркам Украины убийственная сумма: если 1 января 2000 года внешний долг достигал $158,7 млрд., то на 1 января 2010 года – $37,6 млрд.

Но у России имеется шанс (даже при том, что у руля находятся далеко не лучшие люди) выкарабкаться всем телом из долговой ямы. «Эрефия» ассоциируется с большой лоханью (слава богу, не полностью приватизированной), наполненной до кра ёв нефтью и газом, потому будь цены на углеводороды ещё пару лет на нынешнем уровне, то не ровен час путинская Россия совершит чудо – расплатится с долгами. Других средств для погашения обязанностей в обозримой перспективе не видно.

Однако, «вильна» Украина ассоциируется с большой дланью, стабильно протянутой для процентной милостыни. Ресурсов для погашения внешнего долга у державы нет и, будем откровенны, они не предвидятся.

Главным источником пополнения казны валютой до последнего времени была металлургия. Но уже в конце 2008 года себестоимость украинских слябов и труб сравнялась с китайскими. А это означает снижение конкурентоспособности украинских меткомбинатов по сравнению с главным конкурентом. И путей уменьшения себестоимости, кроме как платить не каждый день своим работягам, у владельцев металлургических мощностей не имеется.

Сейчас руководство страны и обслуживающие их СМИ пытаются убедить себя и общественность в начале долгосрочного роста экономики. Но это неправда. Нет оснований полагать, что мировая экономика выбралась на магистральную колею процветания. Наоборот, ситуация настолько тревожная, что глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, по должности просто обязанный источать сокрушительный оптимизм, 21 июля заявил: «Прогноз по американской экономике необычайно неопределенный». А ведь Америка – это 40% мирового потребления.

Данные по исполнению государственного бюджета свидетельствуют, что кризис в украинской экономике продолжается. В январе-июне 2010 года совокупные поступления в общий и специальный фонды государственного бюджета Украины (с учетом возмещения НДС и без учета собственных поступлений бюджетных учреждений) составили 104,549 млрд. грн., или 41% годового плана (с учетом закона о секвестре (№ 2461-VI), согласно которому доходы госбюджета сокращаются на 5%, до 252,718 млрд. грн.).

Промышленность с апреля не растет. Индекс промышленной продукции апреля к марту – минус 1,8%, мая к апрелю – минус 2,4%, июнь к маю – минус 0,5%.

«Металургійне виробництво та виробництво готових металевих виробів», на чём всегда строился оптимизм властей, показывает тревожную динамику: май к апрелю – минус 1,9%; июнь к маю – минус 11%. Какой уж там рост экономики…

Мне могут возразить, что есть моменты, когда кредиты позарез нужны. Соглашусь. Да, есть случай, но он один и к Украине не имеет отношения. Этот случай – война, когда ребром стоит вопрос, быть или не быть государству. Устоишь в войне – долги можно будет платить из кармана побежденного. Продуешь войну – тебя обдерут аки липку.

Все остальные варианты от лукавого. Кредитные позывы на «проведение реформ» или на затыкание дыр в бюджете, а попросту на проедание и поддержание своего маленького, но твердого рейтинга в приподнятом состоянии, должны лечиться уголовным законодательством.

Отсутствие ресурсов для обслуживания долга уже привело Украину к печальным последствиям – фактической распродаже своих земель и активов. Проигрыш территориальных споров с Румынией наверняка был осуществлен под обещания (вербальные) западных стран в политической и экономической (отнюдь не бескорыстной) поддержке правящего режима в Украине.

Продление аренды севастопольской базы Черноморского флота РФ – из той же корзины долгов, которые страна не в состоянии обслуживать. Переговоры по созданию международного газотранспортного консорциума – из той же душераздирающей оперы «Нэма грошей».

Для поддержания Украины в состоянии экономического прозябания и хаоса достаточно всего две вещи. Первая – чтобы элита жирела, ни за что не отвечая. Вторая – чтобы обслуживающие их «аналитики», конечно, не так, как их работодатели, но всё же вкусно ели и сладко спали. Ведь совесть тоже товар в мире чистогана.

Вот так под шумок о развитии державы продается её суверенитет. Брать в займы под проценты – это не преступление, а хуже – это ошибка. Причем фатальная.

ua-banker.com.ua

Comments are closed.