“Корпоративных клиентов мы кредитуем только в иностранной валюте”

kipr-z_big.gifКорпоративных клиентов мы кредитуем только в иностранной валюте”, — говорит Владислав Байрака, председатель правления Банка Кипра. Крупнейшее финансовое учреждение Кипра — Bank of Сyprus — с активами более EUR40 млрд еще в конце 2007 г. приобрело небольшой отечественный АвтоЗАЗбанк за EUR52 млн. Банк принадлежал Владимиру Трофименко, собственнику группы компаний “НЕСТ”, занимающихся строительством.

На момент продажи АвтоЗАЗбанк (в 2008 г. переименован в Банк Кипра) имел активы в размере 800 млн грн., занимая 72-е место по этому показателю, а также располагал капиталом в 128 млн грн. За три года киприоты инвестировали в капитал банка почти 500 млн грн., тогда как активы его выросли до 1,7 млрд грн.

За ближайшие два года Банк Кипра намерен увеличить активы до 5 млрд грн., преимущественно за счет кредитования крупных инвестиционных проектов. Параллельно планируется более чем 3-кратный рост региональной сети (до 108 отделений) с последующей концентрацией на развитии розничного бизнеса.

О работе с проблемной задолженностью, привлечении “длинных” дешевых денег с внешних рынков и заниженных процентных ставках по депозитам населения в интервью БИЗНЕСу рассказал председатель правления Банка Кипра Владислав Байрака.

О целях вхождения

География присутствия Bank of Cyprus весьма широка: от Великобритании до Австралии. В этой связи не совсем понятна стратегия экспансии группы на внешние рынки.

— Австралия, Великобритания, ЮАР — страны, в которых имеются достаточно большие диаспоры греков и киприотов. Поэтому логика экспансии легко объяснима. Почему, например, банк широко представлен в Великобритании? Потому что Кипр — бывшая колония этой страны.

Понятно, что много киприотов живет либо учится на Туманном Альбионе. Таким образом, специализация банка — обслуживание этнических киприотов, которые проживают или временно находятся на территории Великобритании. В Греции много кипрских предпринимателей, которые ведут там свой бизнес.

Для банковского сопровождения таких клиентов и были приобретены банки в этих странах. Румыния, Россия и Украина — так называемые “новые рынки” для Bank of Cyprus. Рынок в Румынии — самый быстрорастущий, в России — самый крупный, который только можно представить, в Украине — очень перспективный, рост которого, надо признать, несколько замедлился в связи с кризисом.

— Другими словами, банк идет за своими клиентами?

— Да, если в стране имеется большая кипрская диаспора или есть бизнес-интересы клиентов, тоBank of Cyprus идет туда. Но банк также идет и туда, где есть спрос и, соответственно, перспектива роста и получения значительной доли рынка.

В то же время если речь идет о крупных корпорациях, то не все из них готовы обслуживаться в украинском Банке Кипра, в том числе потому, что мы пока маленький банк с небольшим количеством отделений.

— В таком случае непонятно, зачем было приобретать банк, который не способен выполнять отведенную ему роль?

— Покупка АвтоЗАЗбанка — это всего лишь приобретение лицензии, своего рода билет для выхода на рынок. Намного легче и быстрее перестроить процессы в небольшом банке, чем в крупном учреждении.

Предполагаю, что это произошло, потому что Украина — это перспективный рынок, который давно привлекал киприотов, и не только их. Здесь уже несколько лет существует представительство, поэтому они могут оценить рынок, отслеживая и анализируя обороты своих клиентов из Украины.

— Что привело Bank of Cyprus, скажем, на российский рынок?

— Большая его емкость. В России группа сначала открыла свое представительство, после этого создавала банк “с нуля”. Потом руководство поняло, что для построения крупного системного банка необходимо потратить 5-7 лет и очень много денег.

В 2008 г. было принято решение о покупке “Юниаструм Банка” почти за $576 млн. В результате группа получила банк, входящий в Топ-20 игроков российского рынка.

— Зачем покупать крупный банк в стране, где планируется только сопровождение своих клиентов?

— Это не так. “Юниаструм Банк” имеет огромную филиальную сеть и, соответственно, Bank of Cyprus получил замечательные возможности для развития бизнеса на территории России. Например, в Великобритании доходность операций намного ниже, чем у нас (в Украине и России. — Ред. ). Поскольку речь идет о развивающихся рынках, банк еще успеет занять нишу и неплохо заработать.

— Почему же тогда в Украине киприоты приобрели маленький банк? Они оценивают потенциал украинского рынка в разы ниже, чем российского?

— Конечно, так оно и есть. Это объективная реальность: украинский рынок в разы меньше по потенциалу, чем российский. Задача была приобрести небольшой банк, чтобы на его основе выстроить современный классический европейский банк. Поэтому киприоты довольны активом, приобретенным в Украине.

— Пересекаются ли интересы Банка Кипра и Морского транспортного банка (МТБ) — дочерней структуры также кипрского банка Marfin Popular Bank?

— Мы можем конкурировать с ними так же, как и с другими финучреждениями. В то же время наши акционеры, конечно же, следят за действиями конкурентов. Это необходимо в том числе для того, чтобы чему-то учиться друг у друга.

— Недавно российский олигарх Дмитрий Рыболовлев, состояние которого оценивается в $8,6 млрд, довел свою долю в капитале Bank of Cyprus почти до 10%, став крупнейшим акционером группы. Какова вероятность того, что он возьмет группу полностью под свой контроль?

— Господин Рыболовлев является клиентом банка уже много лет. Акционеры и топ-менеджмент банка регулярно общаются с ним и знают его планы. Приобретение акций — это одна из форм долгосрочных инвестиций и защиты капитала.

Поэтому говорить о том, что названный вами бизнесмен “получил контроль над банком” (именно в таких формулировках описывается происходящее во многих российских СМИ. — Ред. ), вряд ли уместно.

О перестройке

— Как происходила перестройка АвтоЗАЗбанка согласно стандартам группы?

— Меняли почти все. Старая структура не отвечала требованиям группы. В частности, были четко разделены функции фронт- и бэк-офиса. При этом функции бэк-офиса по учету и сопровождению операций были централизованы в Киеве, в регионах остались только продавцы банковских услуг. Эта процедура заняла более года.

— Сколько отделений закрыли и сколько человек сократили?

— На момент покупки сеть состояла из 31 отделения, половина из которых находились в спальных районах. Назвать их полноценными отделениями, в европейском понимании этого слова, было нельзя, поэтому мы закрыли 16 таких точек. За 2010 г. открыли 15 совершенно новых отделений.

До реструктуризации в банке работали 485 человек, сократили примерно 150 сотрудников. Многие сотрудники бэк-офиса переехали в Киев из регионов. Кстати, банк обеспечивает их общежитиями, в которые мы переделали закрытые “квартирные” отделения.

— Каковы ваши планы по наращиванию кредитного портфеля и открытию отделений?

— До конца 2012 г. мы должны увеличить наш кредитный портфель на EUR300 млн. Это очень амбициозный и серьезный план. Если мы это сделаем, то активы вырастут до 5 млрд грн. Наша задача войти в Топ-40 банков.

Сейчас мы на 62-м месте по активам. К концу этого года у нас будет 33 отделения, соответствующих стандартам группы, за 2011 г. откроем еще 20 отделений, а к концу 2013 г. доведем их количество до 108.

— Бывший собственник АвтоЗАЗбанка Владимир Трофименко остается вашим клиентом?

— Почти весь его бизнес обслуживается в нашем банке, и я надеюсь, что он доволен сотрудничеством. В какой-то момент у нас были крупные депозиты, поскольку деньги от продажи АвтоЗАЗбанка лежали в нашем банке.

Сейчас компаниям г-на Трофименко мы предоставляем кредиты на текущую деятельность.

— Какова доля его компаний в обязательствах и активах Банка Кипра?

— Сейчас у нас уже 15 крупных корпоративных клиентов, поэтому доля его компаний точно менее 10%.

— А как обстояли дела до продажи АвтоЗАЗбанка? Можно ли говорить о кэптивности финучреждения?

— Все зависит от определения этого понятия. Почему он был привлекателен для Bank of Cyprus, я уже сказал.

О проблемных кредитах

— Какова доля проблемной задолженности в кредитном портфеле Банка Кипра?

— Сейчас этот показатель по международным стандартам составляет 17%, хотя на начало 2010 г. был на уровне 28%. Думаю, к 1 декабря будет менее 10%. Сокращение будет происходить не только за счет увеличения кредитного портфеля, но и посредством уменьшения абсолютной величины проблемной задолженности.

— Что делаете с проблемными долгами?

— Есть несколько путей, по которым мы работаем, но можем рассматривать и иные варианты. Например, недавно состоялась встреча с двумя российскими фондами, которые заинтересованы в покупке проблемных активов. Их интересует прежде всего заложенная недвижимость, расположенная в столице.

Инвесторы уверены, что недвижимость в Киеве будет дорожать. И если у них есть свободный ресурс сроком на два года, они вполне могут подождать и заработать на этом 20-40% годовых.

— Другими словами, цель таких фондов — просто отбирать у заемщиков залоги?

— Может, и так. Могу сказать, что цель банка — закрыть проблемный кредит денежными средствами.

Каким образом формируется цена на проблемные кредиты?

— Покупатель смотрит, насколько текущая стоимость залога покрывает сумму кредита. Если соотношение один к одному, то имеет смысл выкуп кредита даже по номинальной (балансовой) стоимости, т.е. без дисконта. Подчеркну, что таких сделок мы пока не проводили — все на стадии переговоров.

— За счет чего же тогда удалось сократить проблемную задолженность?

— Как я уже сказал, есть несколько путей. Первый: международные юридические компании помогают нам сопровождать судебные споры с проблемными должниками. Второй: часть клиентов смогла погасить кредиты самостоятельно, и мы их вывели из категории проблемных.

Третий: с некоторыми заемщиками мы провели переговоры и реструктурировали их кредиты: одним — продлили срок, другим — предоставили возможность делать хотя бы только процентные выплаты, чтобы через некоторое время они смогли полностью обслуживать свой кредит.

Есть клиенты, которые предоставили дополнительный залог, под который мы открыли им кредитные линии, чтобы за эти средства погашать процентные обязательства по старым кредитам.

— Это же, по сути, искусственное сокрытие проблемной задолженности…

— Для этой категории заемщиков пока другого выхода нет. Такие кредиты позволяют нашим заемщикам не вымывать заработанные деньги на обслуживание старых кредитов, а использовать средства для ведения бизнеса.

Нужно понимать, что у некоторых клиентов нет денег для совершения процентных платежей, не говоря уже о погашении тела кредита.

— Компании Владимира Трофименко есть среди проблемных должников?

— Нет, слава Богу, у него все в порядке.

О кредитовании

— Бытует мнение, что банки не хотят кредитовать экономику, несмотря на избыточную ликвидность. Банкиры же уверяют, что готовы кредитовать и борются за хороших заемщиков. Каково ваше видение ситуации?

— Вы сами ответили на свой вопрос. Клиентов, которые смогли пережить кризис без проблем, единицы. Найти надежного заемщика действительно очень сложно. Мы рассматриваем в неделю до 50 кредитных заявок, только 5 из них соответствуют нашим критериям. У всех остальных неудовлетворительная кредитная история.

Таких клиентов банки автоматически исключают из списка возможных заемщиков. Если в 2009 г. кредитованием занимались не более 10 банков, то сейчас уже 20-25. Неудивительно, что они жестко конкурируют в борьбе за хороших заемщиков. То же самое в рознице: найти заемщиков с официальным доходом, достаточным для выплаты кредита, также нелегко.

— Кстати, в отличие от банковского сектора в целом, у Банка Кипра не наблюдается избытка ликвидности. Выходит, вы активно кредитуете?

— Мы привлекаем денег ровно столько, сколько нам необходимо для активных операций. У нас на корреспондентском счете около 100 млн грн. Перед нами не стоит цель выдать кредит любой ценой. Тем не менее с начала года кредитный портфель вырос на 18%.

— Кого кредитуете?

— Есть программы по автокредитованию и кредитованию малого и среднего бизнеса. Но основной акцент, по крайней мере, в этом году, мы делаем на кредитовании крупных корпоративных клиентов. Это позволит нам заработать средства на построение региональной сети.

— Так, может, и не стоит заниматься розничным бизнесом, если корпоративный приносит больший доход?

— Это — как в супермаркете. Понятное дело, что продавать водку выгоднее, чем зубные щетки, но в супермаркете есть и то, и другое. Банк Кипра — универсальный банк.

Банковский ритейл через пару лет принесет нам существенный доход. Более того, мы намерены специализироваться на обслуживании розничных клиентов, а также малого и среднего бизнеса. Это объясняется специализацией материнского банка.

— Приведите пример кредитования крупного проекта.

— У нас подписано соглашение с компанией “Торонто-Киев”, которая будет заканчивать проект торгово-офисного и гостиничного комплекса в центре Киева.

— Каковы сумма и ставка кредитования?

— Я не хотел бы озвучивать эти параметры, но сумма немаленькая, так как речь идет о строительстве комплекса общей площадью 80 тыс.кв.м.

— А вы не боитесь кредитовать строительство?

— Нет, мы провели достаточно серьезный анализ проекта на основе консервативного (пессимистического) сценария. Тем более что строительные работы там почти закончены, деньги в основном пойдут на отделочные работы. То есть через год-полтора этот комплекс уже будет приносить деньги.

— В какой валюте было предоставлено финансирование?

— Корпоративных клиентов мы кредитуем только в иностранной валюте.

— Как вам удается это делать? Ведь в соответствии с требованиями НБУ банк должен формировать резервы в размере минимум 50% под кредиты, выдаваемые заемщикам без источников валютной выручки.

— Здесь есть залог, стоимость которого в несколько раз превышает максимальный лимит кредитной линии, поэтому резервы формировать не нужно.

— Как правило, высокодоходные проекты в сфере девелопмента являются и наиболее рисковыми. Это подтвердил кризис.

— Ничего подобного — это обычный пример проектного финансирования. Мы занимались его изучением полгода, аналитики считали, изучали прогнозы.

— На сколько лет предоставлен кредит?

— Точно не помню, кажется, 10 или 12 лет.

О фондировании

— Где вы берете ресурсы для фондирования столь долгосрочных проектов?

— Кредитование крупных корпоративных клиентов мы осуществляем только за счет зарубежных ресурсов от материнского банка, которые берем у него под ставку менее 5% годовых на срок, необходимый для реализации конкретного проекта. Надо на 12 лет — берем на 12.

— Обычно фонды из-за рубежа отечественные банки с иностранным капиталом привлекали на 2-3 года, ну максимум на 5 лет.

— Я вам могу дать 100%-ную гарантию, что мы действительно так работаем. В этом заключается наше конкурентное преимущество.

— А как же долгосрочное гривневое кредитование населения (авто-, ипотечное кредитование)?

— Сейчас собственный капитал банка составляет более 600 млн грн. Это почти 50% наших активов (обязательств. — Ред. ). Поэтому у нас есть возможность фондировать розничное кредитование в гривне за счет капитала. Кроме того, в ближайшее время наш уставный капитал будет увеличен.

— Зачем вы увеличиваете уставный капитал, если существующего размера достаточно для трехкратного увеличения активов до 6 млрд грн.?

— Это политика группы — в обязательном порядке увеличивать капитал банка раз в три года. К тому же нам нужны средства для покупки нового помещения для размещения центрального офиса.

— Выходит, ресурсы с внутреннего рынка, в частности, депозиты населения, вам не нужны?

— Нет, я бы так не говорил, банк не должен отказываться от денег. В то же время нам нет нужды платить по валютным депозитам 7-9% годовых.

— Действительно, Банк Кипра платит всего 2,5% по долларовым депозитам и 1% — по вкладам в евро. Это едва ли не самые худшие на рынке условия по вкладам в иностранной валюте. Однако предложение небольшим банком депозитов в гривне под 15% годовых также вряд ли можно назвать конкурентным. Вы согласны?

— Низкая ставка объясняется нежеланием банка переплачивать по депозитам, а также имеющимся доступом к дешевым ресурсам.

— Почему вы привлекаете вклады граждан на максимальный срок в 6 месяцев, тогда как другие банки, наоборот, стараются стимулировать размещение более “длинных” депозитов — хотя бы на год?

— Я считаю, что депозитные ставки продолжат падение. В таких условиях, привлекая ресурсы на год под фиксированную ставку, мы будем нести прямые убытки, поскольку могли бы через какое-то время занять дешевле.

— А вдруг депозитные ставки снова начнут расти, например, вследствие роста инфляции?

— Инфляционные ожидания всегда были, есть и будут. Все зависит от того, как управлять этим процессом. Думаю, к концу года ставки по гривневым депозитам еще немного опустятся — до 14-15% годовых.

— Насколько активно вы привлекаете депозиты юридических лиц?

— Кредитование корпоративных клиентов в валюте позволяет нам увеличивать ресурсную базу в гривне за счет остатков на текущих счетах таких клиентов в нашем банке. Понятно, что этими деньгами нельзя кредитовать на 10-12 лет, но на 2-3 года вполне возможно.

— Пока в Банке Кипра наблюдается отрицательная динамика. За январь — август средства юридических лиц по банковской системе в целом выросли на 11,5%, а в вашем банке, наоборот, сократились на 2,8%. Почему?

— Летом мы резко понизили ставки по долларовым депозитам. В результате $5-7 млн ушли из банка. В то же время гривневые остатки у нас увеличиваются.

— Некоторые банки с иностранным капиталом до кризиса также ориентировались на фонды из-за рубежа, но сейчас пересмотрели стратегию. Насколько я понимаю, вы продолжаете делать ставку на фондирование из-за границы?

— Пока да, по крайней мере, на 2011 г. Когда мы построим сеть, ситуация в стране стабилизируется и мы сможем привлекать депозиты на 3-5 лет, то переключимся на внутренний рынок.

О процентных ставках

— Собираетесь ли предлагать беззалоговые кредиты населению?

— Нет, за исключением кредитных карт для существующих клиентов. Политика банка запрещает проводить высокорисковые (необеспеченные) операции.

Многие банки после кризиса начали кредитовать население на покупку жилья и автомобилей под плавающую ставку. В то же время Банк Кипра предлагает фиксированные ставки и считает это своим преимуществом. Почему идете вразрез с рынком?

— Ставки по депозитам фиксированные. Почему же они должны быть плавающими по кредитам? Вот весь ответ.

— Хотя бы потому, что ипотечные кредиты вы выдаете на 10 лет, а депозиты берете на полгода. Что будет, если через 2-3 года стоимость ресурсов вырастет? Будете рассылать заемщикам письма с уведомлением о повышении ставки?

— Кредиты на 10 лет мы выдаем за счет собственного капитала банка.

— Но так не может продолжаться вечно — рано или поздно капитал закончится.

— Согласен, но пока капитал нам позволяет делать именно так. Дальше будет видно.

— Вы противник плавающих ставок?

— Нет, но все зависит от того, что будет выступать базовым индикатором, к чему привязываться. Сейчас банки отталкиваются от стоимости годовых депозитов, но эта стоимость у всех разная. Такой механизм не очень прозрачен и понятен для клиентов, поэтому конфликтов не избежать.

— Вы считаете, что лучше повышать ставки в одностороннем порядке?

— Повышать ставки по кредитам в одностороннем порядке нельзя. Это противозаконно. Другое дело, что два года назад некоторые банки просто рассылали такие предложения, и некоторые заемщики на это сами соглашались.

Досье БИЗНЕСа

Владислав Байрака , председатель правления Банка Кипра

Родился: 23 декабря 1968 г. в г.Кривой Рог.

Образование: Вольское высшее военное училище тыла (Саратовская обл., РФ), инженер-экономист (1989 г.); Киевский институт банкиров банка “Украина”, специальность — международная экономика (1996 г.); Киевский государственный экономический университет, специальность — финансы и кредит (1996 г.); Национальная юридическая академия (г.Харьков), специальность — правоведение (2001 г.). Кандидат экономических наук (2002 г.).

Карьера: 1992-1993 гг. — участник боевых действий в Боснии и Герцеговине; 1993-1994 гг. — начальник отдела вкладных операций Проминвестбанка; 1994-1995 гг. — заместитель начальника отдела ценных бумаг дирекции банка “Украина” в Киевской области; 1995-1998 гг. — управляющий 3-го отделения банка “Украина”; 1998-1999 гг. — директор общественной организации ветеранов “Гранд-Капитал”; 1999-2000 гг. — первый заместитель генерального директора ЗАО “Вексельный расчетный центр” НАК “Нафтогаз України”; 2000-2002 гг. — председатель правления Банка регионального развития; 2002-2008 гг.— председатель правления АвтоЗАЗбанка; с 2008г. — председатель правления Банка Кипра.

Бизнес

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.