Недоговороспособность на краю пропасти. Почему внутренние распри опаснее Путина

Нет, были, разумеется, и шероховатости. Два комбата, переквалифицировавшихся в нардепы, чего-то там не могли поделить в кулуарах, и кто-то кому-то наступил на ногу. «Оппозиционный блок» опять-таки – как-то поперек такта и вне всяческих политических перспектив выдвинул свою кандидатуру на спикера. Но в целом – единство же? «Натурально, объятия и взаимная борьба великодушия», как выражался один персонаж Достоевского. Однако этот парадный фасад не должен никого вводить в заблуждение. Коалиция «Европейская Украина» в смысле внутренних противоречий продолжает печальную традицию, сложившуюся в стране за годы независимости. И, кроме выбранного внешнеполитического вектора, если в чем и отличается от своих предшественниц, то разве только в том, что механизм ее «договороспособности» запускается теперь при участии Запада. И это на самом деле тревожный сигнал.

По крайней мере два крупнейших игрока на международной арене – Германия и США – озабочены сегодня тем, чтобы не допустить раскола между политическими силами Петра Порошенко и Арсения Яценюка. Берлин пока что лишь называет эту внешнюю стратегию в числе трех приоритетных (две другие – противодействие массированной пропаганде Кремля и борьба за сохранение единой позиции ЕС в вопросе санкций). Вашингтон же предпочитает действовать. Визит американского вице-президента Джо Байдена в Киев – тому пример. Трудно сказать, сколько бы еще продолжались переговоры между Блоком Петра Порошенко и «Народным фронтом», если бы не это знаменательное событие, способствовавшее достижению компромисса. Воистину: барин приехал – барин рассудил. Доводы Байдена были просты и эффективны. «Если до 1 декабря в стране не будет сформирована коалиция, избраны спикер и премьер, – на кредиты Украина может не рассчитывать», – пересказывает суть условий Белого дома Руслан Кошулинский, бывший вице-спикер Рады. И наоборот: договариваетесь, начинаете действовать – получаете в 2015 году западные финансовые вливания на сумму $10 млрд.

Байден в этой драматической сцене слегка напоминает управдомшу из «Бриллиантовой руки», грозившую отключить газ, если жильцы ЖЭКа не будут брать лотерейные билеты. Однако в действительности в Вашингтоне слишком хорошо понимают, чем чреват раскол элит для Украины. И это нормально. Ненормально другое – что это, похоже, не очень-то осознают в Киеве, демонстрируя феномен короткой политической памяти. А ведь 2005 год, когда неспособность договориться между Ющенко и Тимошенко превратила победителей в фактических побежденных (разве что с «отсрочкой приговора»), был относительно недавно. И времена тогда были «сравнительно вегетарианские» – никаких войн, кроме нефтяных и газовых.

А ведь начиналось все не только рукопожатиями и улыбками, но – страшно сказать – поцелуями. На то, чтобы они истаяли (а может, приобрели евангельский подтекст), понадобились считанные месяцы. Установит ли нынешний парламент (и нынешнее правительство) новый рекорд скоротечности своего пребывания у власти? По крайней мере, для этого грустного потенциального достижения имеется множество предпосылок.

Во-первых, такого социального разнообразия групп народных избранников предыдущие созывы Верховной Рады не знали. Что, например, общего может быть между комбатами, еще вчера воевавшими на Донбассе за Украину, и лидерами «Оппозиционного блока», еще вчера вещавшими о том, что АТО нужно немедленно прекратить? До такой степени ничего, что первые уже высказали мысль о необходимости побить вторых. Если подобный акт возмездия произойдет и попадет под прицел СМИ (а не попасть он просто не сможет), то это безусловно сыграет на руку кремлевской пропаганде. И не факт, что даже у Германии хватит сил на европейском уровне весь этот скандал должным образом нейтрализовать.

Во-вторых, уже сейчас очевидно, что президент Порошенко решил удлинить рычаг своего политического влияния за счет включения в него иностранцев. Перспектива привлечения в правительство зарубежных специалистов – это не просто эффективные реформы в экономике, реорганизация правоохранительной системы или новый уровень борьбы с коррупцией. Это и выстраивание совершенно иного механизма власти. В котором преференции кредита доверия (в первую очередь, со стороны западных партнеров) будут транслироваться как раз через фигуры «варягов». В этом смысле поединок Порошенко – Яценюк можно считать продолженным за пределами собственно Украины. И в закордонном пространстве президент, безусловно, будет пытаться перевести симпатии Белого дома с премьера на себя.

Возможно, это очень правильный тактический ход. Однако он повторяет всегдашнюю для украинцев логику противостояния. Создавая иллюзию борьбы за ценности, она на деле неизменно приводила к краху. В свое время именно она дала шанс реваншу Януковича. Так что знаменитое двустишье «Спасибо жителям Донбасса за президента-пид…са» верно лишь наполовину. Остальной паззл «удачно» заполняется внутренними распрями в среде тех, кто Януковичу противостоял. Почти то же самое можно сказать сегодня и в отношении Путина.

Да, обитатель Кремля – опасен. Но не менее опасны для нас мы сами. С параноидальной настойчивостью продолжающие исповедовать формулу «два украинца – три гетмана». Это и есть наша пороховая бочка. И наивно думать, будто всякий раз, когда мы поджигаем фитиль к ней, Меркель или Байден будут успевать затоптать огонь прежде, чем он приблизится заложенному заряду.

Рано или поздно все это сдетонирует. Если, конечно, мы не научимся договариваться. По-настоящему. А не для протокольных фото. Которые выцветают быстрее, чем наши политики успевают полысеть и обрюзгнуть.

«Недоговороспособность» власти – тормоз для законов, принятия которых требует ситуация в стране. И в этом – одна из главных опасностей. Поскольку эпоха хунвейбинов, учреждающих собственное судилище, вырастает не пустом месте. «Мусорная люстрация», к примеру, явление уродливое, сродни линчеванию, но мотивы ее возникновения в общем-то понятны. Реакция на бездействие властей.

Французский философ Мишель Фуко, споря с отечественными маоистами после событий 1968 года, приводил в качестве своеобразной преамбулы пример из истории Франции. Когда в 1792 году развернулась война на границах, а от парижских рабочих потребовали пойти и сложить свои головы, те ответили: «Мы не пойдем, пока не свершим правосудие над нашими внутренними врагами… Те, кто правит нами сегодня, для того, чтобы заставить нас вернуться к порядку, хотят употребить против нас двойное давление врагов, тех, что нападают на нас извне, и тех, что грозят нам изнутри. Мы не пойдем сражаться против первых, прежде чем не избавимся от вторых».

Если подобное понимание процессов завтра будет сформулировано в Украине, то не нужно будет делать вид, будто его в наши головы вбил Путин. А наши политические элиты здесь ни при чем. Как раз они-то главным образом и «при чем».

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.