В целом выполнили свою задачу

Статья, которую вы читаете сейчас, совершенно не связана с вчерашним заявлением Владимира Владимировича Путина о том, что боевые буряты Шойгу в целом свою задачу в Сирии выполнили.

Ну хотя бы потому, что уже даже самые упоротые фанаты «Русской весны» в Крыму поняли, чего стоят обещания Путина что-то сделать / не сделать / не делать никогда и т. д. Сложно верить Путину, когда Керченский мост энергомостами погоняют, да всё никак не выгонят.

Статья, которую вы читаете сейчас, совершенно не связана с вчерашним заявлением глав МИД ЕС о том, что Евросоюз теперь будет руководствоваться пятью принципами в отношении РФ и активнее грозить ей пальчиком.

Ну хотя бы потому, что там опять речь идёт о энергонезависимости Европы от России. А первые газовые войны, на нашей памяти, были ещё при Ющенко. Если даже директивное согласование даже такой очевидной вещи как европейская энергобезопасность потребовало столько времени, то уж действий касательно наших проблем явно не дождёшься. Впрочем, и на том спасибо, дорогая Европа. Ценим, понимаем, знаем, как там у тебя всё устроено.

Статья, которую вы читаете сейчас, совершенно не связана с появившимися заявлениями о том, что Ахметов скоро официально залезет на трон удельного княжества Донецкого, а Бойко начнёт покупать нефтевышки для Луганска.

Ну хотя бы потому, что топ-менеджеры «Метинвеста» и ДТЭК примерно раз в полгода начинают собирать вещи, загипнотизированные тёплым ламповым гудением. А потом, так же гудя под нос, свои вещи разбирают, потому как гудение в очередной раз превращается в пускание ветров.

Статью эту мы начали писать давно, и она является продолжением нашей статьи о сирийской повестке дня. Просто, как всегда у нас это происходит, всё внезапно совпало.

Хватит лирики, переходим к делу.

Всем известна высокая медийность современной цивилизации.

Запад любит заканчивать войны и разрешать проблемы на какой-либо высокой медийной точке. Так сказать, преодолели психологический барьер — и трепещи вражина, ты теперь повержен. И в каждом телевизоре по всему земному шару: да, повержен, смотрите, какая красота.

Взяли Саддама? Вот и закончилась война в Ираке. Медийно закончилась. А то, что она и не заканчивалась совсем, и потом ещё на Сирию перебросилась, так то уже вроде как совсем другая война. И что там Джуба (Багдадский Снайпер) отстреливал снайперов КМП США отделениями и простых джиай пачками — это уже как бы не считается. И то, что там ИГИЛ потом воткнуло всем по самую Иводзиму, тоже уже не важно. Указанные факты за пределами медийного отрезка.

Подобный подход, несмотря на некоторые плюсы, имеет ряд существенных минусов. При таких медийных методах вместо «окончания войны» можно получить такие впечатляющие вещи, как, например, массовое отрезание голов гражданского населения возбуждёнными бородачами. Медийность вообще способствует тому, что часто проблемы решаются на бумаге, в смысле только в благостной телевизионной картинке. Посмотрите на наших соседей. Высокая медийность позволяет западным политикам долгое время не обращать внимания на проблемы, особенно если те территориально локализованы на соседнем континенте.

Есть такое интересное медийное клише как «территориальная целостность». Это очень важное клише, один из столпов современного мира. Его важность для Украины сложно недооценить.

Об этом, например, может сказать Спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, который во всю сейчас предлагает Сирии проект федерализации с учётом мнений всех заинтересованных сторон. Территориальная целостность страны будет медийно соблюдена, война как бы будет медийно закончена, зло как бы будет медийно покарано, и даже Асада уберут вполне немедийно. Однако озвученные нами ранее цели Кремля в Сирии при таком раскладе будут достигнуты.

Какие это цели? Мы в сентябре 2015 года расписывали три плана, согласно которым будет действовать Россия. План «Максимум» Кремля — это сохранение во главе Сирии Асада. Заведомо невыполнимый в 2015 году план, что мы и отметили в своей статье. Он был нужен лишь для того, чтобы Лавров повесил его себе на штандарт и пугал других участников процесса тем, что Кремль будет поддерживать Асада до тех пор, пока тот не зальёт всю Сирию кровью по щиколотку.

Как рабочий Кремлём принимался план «Оптимум», основной задачей которого было сохранение у России официального присутствия в регионе, что давало Кремлю возможность иметь официальные каналы для поставки оружия и официальный порт, а также открыто осуществлять военную помощь единственному союзнику. План «Оптимум» предполагал закрепление за Кремлём определённых территорий. Высадка в Сирию для России — это аналог «броска на Приштину».

Кроме того, был план «Минимум», задача которого состояла в том, что Кремль должен был просто хотя бы сохранить участие в переговорном процессе по Сирии как одна из заинтересованных сторон, чтобы отстоять свои интересы на последующих этапах исторического процесса на Ближнем Востоке. Короче говоря, оставить за собой возможность гадить в будущем.

То есть задача Кремля состояла не в сохранении Асада на посту. Асада списали до начала игры.

Как мы видим, план «Минимум» Кремлём реализован. Несмотря на все фортели, Москва осталась в переговорном процессе. Как мы понимаем из слов Стеффана де Мистура, и план «Оптимум» очень близок к реализации. Вариант, когда Кремль запиливает в треугольнике Тартус — Латакия — Хомс (или где получится) ближневосточный Лугандон в составе формальной Сирийской Арабской Федерации, для Путина вполне приемлемый. Как оказалось, для Европы и ООН этот вариант тоже неплох. Медийно.

При этом Кремлю каким-то образом удалось отсрочить полноценное втягивание в глобальный межрелигиозный конфликт и уклониться от полномасштабного же вторжения антиассадовской коалиции. Хотя, скорее всего, тут дело в усилиях дипкорпуса США, а не в какой-то осознанной игре Кремля. Как бы там ни было, Кремль сохранил для себя (по крайней мере, пока) возможность кампанию окончить и выйти из неё с минимальными репутационными потерями, а не оказался втянут в десятилетний Афганистан. И Соединённые Штаты Америки, и Евросоюз не допустили втягивания РФ во вселенского размера «мясорубку», потому что ни текущие руководители ЕС, ни нынешняя администрация США не хотят обрушения России. Они просто хотят пацифицировать Кремль экономическими методами.

Так что с какой-то стороны да, действительно, свои цели официально отсутствующие в Сирии ВС РФ выполнили. Просто эти цели тоже официально никто не ставил. Ну не для декларированной же борьбы с исламистами или ИГИЛ военно-галактические силы Кремля бомбили сирийцев день за днём. Вся эта операция преследовала лишь цель сохранить возможность превращать регион в пороховую бочку в будущем сколь угодно продолжительное время. Цель, в общем, достигнута. Ради медийного мира сейчас кое-кто в Брюсселе и Вашингтоне готов закрыть глаза на горящий бикфордов шнур. Как вы понимаете, заявление Путина, что Россия выводит войска из Сирии, совсем не значит, что кого-то куда-то отзовут, «ихтамнет» же. Мы знаем цену российским перемириям. Речь о другом.

И США, и ЕС эту реализацию интересов России проглотили.

Потому, что медийно-то всё вроде как хорошо. Картинка-то хорошая, да? Мир, дружба, жвачка, территориальная целостность, какие-то там выборы, переговоры, договоры, прекращение огня. Всё же хорошо, ведь так?

Ничего не напоминает?

Помешать сладкому единению намеренных иллюзий США / ЕС и коварства Кремля могут соседи Сирии. Ну, те, которые совсем не на соседнем континенте находятся и отчётливо понимают, что, закрывая глаза и говоря «халва», они проблем не решат. Словом «халва» бикфордов шнур не потушить. Впрочем, даже на помощь соседей у Сирии теперь надежд не много, потому что эта помощь будет весьма неприемлемой медийно. Что, в свою очередь, потребует от лидеров и США и ЕС уже реагировать.

Но какое нам дело до Сирии? Да на самом деле никакого. Речь даже не о том, что из Сирии войска выведут, а к нам введут. Хотя бы потому, что никто никуда, скорее всего, как уже было сказано выше, выводить ничего не будет. А даже если и будет, то сколько их там, в Сирии, было?

Однако хотелось бы заметить, что медийность — штука актуальная для любой части нашего шарика.

Оглянемся вокруг.

Соседи у нас с одной стороны намного более пророссийские, чем у Сирии; сама же Россия — всего лишь за контрольно-следовой полосой или за пеной прибоя, а не за тысячу километров и два пролива. И Кремль, как мы помним, в телевизоре тоже (уже) настаивает на территориальной целостности Украины, правда, в своем, особенном понимании слова «целостность».

Как вы помните, Европа тоже выступает за территориальную целостность Украины. Правда, есть надежда, что в эти слова иерархи ЕС вкладывают несколько более иной смысл, чем Кремль. Почему Украине важна позиция Евросоюза? Потому, что мировой гегемон США на данный момент в значительной степени играет в Украине через европейских политиков. Вы видите бесполётную зону США над Донбассом и поставки «Абрамсов»? Вот и я вижу только европейскую обеспокоенность и Хуга, который давит пузырь вискаря с лидерами боевиков.

И надо понимать, что медийно, то есть картинкой и словами, позиции России и Европы относительно Украины почти совпадают. И Россия, и Европа выступают за территориальную целостность Украины, с учётом мнений всех групп и участников процесса, за проведение выборов, мир-дружбу-жвачку и прочие сирийские вещи вкупе с федерализацией. На данный момент цель Кремля состоит именно в сохранении в Украине ОРДЛО в качестве злокачественных образований, на которые Россия будет иметь неограниченное влияние. Всё, как в Сирии. План «Оптимум».

Не стоит (хотя ранее и у Кремля был такой план) задача «Максимум» по захвату Украины целиком или какой-либо значительной её части, как не стояла задача спасти Асада (хотя ранее был у Кремля такой план). Определённой победы Украина достигла, пусть и кровавой ценой.

При этом надо понимать, что не медийный, не декларативный формат существования оккупированных анклавов в составе Украины, который может устроить Кремль, есть всего лишь в одном варианте. Это кадыровский формат, о чём Путин пару раз даже проговаривался. Редакция заявляет это прямо уже давно, потому что это практически единственный формат включения ОРДЛО в состав Украины, при котором мы не увидим эпических размеров крысиных бегов разного рода «освободителей», «спасителей» и «борцунов фашистов» к российской границе на всей имеющейся в наличии технике от «паджериков» до танков.

Если говорить строгим языком, то Кремль требует экстерриториальности для представителей оккупантов в анклавах на территории Украины, то есть запрета на их аресты, обыски, преследование. Фактически требует вывести их из-под украинского законодательства, но при этом наделить правами силовых структур (или просто включить в состав имеющихся СБУ, МВД, ГПУ; судебная система с локализацией в Донецке и Луганске), то есть предоставить им право самим вести следствие, судить, арестовывать и т. д. Сами анклавы должны превратиться в аналог Чечни в составе РФ. В территорию, на которой любой экстерриториальный представитель сможет укрыться после совершения любого преступления в Украине. В территорию, на содержание которой будет выделять деньги Украина, а на «восстановление» даст деньги Европа.

В общем, точная калька Чечни Кадырова, с правом убивать в Украине любого политика, который их будет не устраивать. Для затравки Украине даже готовы выдать неограниченное число левых васянов, пять минут постоявших на блокпосту — кому этих «шайтанов жалко»? В Раду тоже можно сразу не брать, с таким криминальным весом они туда через пару созывов сами пролезут пачкой, будут там с золотыми пистолетами бегать. Белый заниженный БТР, лезгинка на площадях и ветераны «ДНР» с позывным «Дикий» в каждом поезде нашей страны. Благостная картина?

Но движется в этом направлении Кремль медийно технично (на самом деле не очень) под видом требований касательно выборов, учёта интересов, защиты населения оккупированных территорий, сохранения территориальной целостности и установления прочного мира; что звучит очень приятно для Европы, во всяком случае, для той её части, которая живёт на деньги пророссийского лобби. Собственно, это просто мы понимаем, чем обернутся требования Кремля на практике (побочное влияние включения Украины в зону воздействия росСМИ). Мы это уже видели, когда Путин установил «прочный мир» в Чечне с Кадыровыми. А европейские политики просто технично и умело предпочитают не замечать таких очевидных для нас вариантов развития ситуации.

Позиция Украины и её текущего руководства проста: нахрен такие планы и нахрен таких доморощенных кадыровых. Власть выступает за территориальную целостность Украины, но без учёта российского влияния и интересов пророссийских игроков де-факто, и требует вернуть Крым. Любые пророссийские игрища на широком поле возможны только под контролем Киева и только для обеспечения устраивающей Европу картинки «всеобщего согласия».

В ответ на кремлёвские требования для установления мира Украина даже готова отделить оккупированные территории де-факто, при этом отказываясь признать отделение де-юре. Собственно, фактически это и произошло с ОРДЛО и Крымом. И, естественно, Украина готовится к продолжению войны ввиду того, что план «Максимум» Кремль может достать из печки в любой момент или продолжить принуждение к плану «Оптимум». При этом нужно понимать, что де-юре анклавы отделять нельзя, поскольку это приведёт к тому, что отменят санкции и, что ещё хуже, де-юре отдельные анклавы тут же станут полноправными участниками процесса (причём по нашей инициативе), и речь пойдёт именно о войне Украины против «ДНР» и «ЛНР», с которыми Россия сможет заключать договоры и союзы на общих основаниях.

Однако сохранять хорошую дипломатическую мину при такой игре Украине становится всё сложнее. У РФ и ЕС очень много точек соприкосновения через европейский бизнес и европейских продажных политиков. Европа требует медийного соблюдения приличий, медийного установления мира, и ей по большому счёту плевать, что у нас тут под боком появится огромный криминальный гнойник. Она сможет этот гнойник как медийно игнорировать, так и использовать в своих целях, а международная бюрократия будет распиливать средства на «восстановление Донбасса» вместе с нашими политиками и «общественными активистами» столетия.

Именно поэтому ЕС постоянно давит на украинскую власть, именно поэтому постоянно появляются мессиджи о планах Мореля, Ахметова и прочий бред. Европа ищет медийную картинку, которая бы устроила всех. Текущая администрация США, судя по всему, ищет медийную картинку, которая бы устроила Европу, но позволила бы Белому дому не выпустить ситуацию из-под контроля. Ахметов текущую администрацию в качестве такой картинки, кстати, вполне устраивает.

Чему нас учит пример Сирии? Тому, что, сильно устав от ситуации, в Европе (и даже в США) могут согласиться и на совсем уж криво намалёванную картинку, которая даже не будет сильно скрывать проступающую из-за неё эрегированную фигуру российского президента. И это в Сирии, которая от России весьма далеко.

Какие выводы нужно сделать?

Украинская власть должна понять, что ей светят вилы в бок. В текущем политическом формате она категорически не может внятно и аргументировано сопротивляться влиянию Европы в имплементации политических решений, какими бы они не были. Под властью мы понимаем представителей всех парламентских партий, почти без исключения, ввиду отсутствия между ними каких-либо фактических различий. Те из представителей парламентских партий, которые могли бы сопротивляться действию Европы, к сожалению, не будут сопротивляться действиям Кремля, а значит, идут лесом вообще без разговоров. Потому что будут строить Чечню из всей Украины целиком.

Украинский народ должен понять, что у Европы свои цели, и цели эти состоят в защите своих рынков, логистических цепочек поставок ресурсов, в обеспечении свободного обращения капитала. Войны, санкции и эмбарго — это плохо для европейской экономики с её проблемами, особенно, если речь не идёт о далёком Иране, а о близкой европейскому бизнесу, бюрократам и коррупционерам России. Редакция уже говорила, Москва — такой же элемент Маастрихтского договора, как и Осло. Формально не входит, но на деле является его составляющей.

Украина пробует отвечать России гибридной дипломатической войной, пробует утопить в бумажных согласованиях кровожадные планы Кремля, пробует удорожить для Кремля содержание оккупированных территорий. Но Европе очень нужна высокая медийная точка, с которой можно будет сказать: «Мы принесли этой земле мир», — что бы у нас там дальше не происходило.

Давление будет возрастать, и чем дальше, тем сильнее. Собственно, если бы не идиотская аннексия Крыма Путиным, если бы не трагедия с Boeing 777, если бы не общий идиотизм российской политики и высшего руководства России, мы пришли бы к печальному для нас финалу войны с Россией уже давно.

Предсказать, что будет в будущем, абсолютно невозможно, так как на носу выборы в США, и какая колонна Белого дома будет курировать нашу политику завтра — совершенно не ясно. Аналогичным образом не ясно, кто у нас завтра будет премьером. Возможно, это связанные между собой вещи.

Ясно только одно.

С таким уровнем разброда и шатания с нашей стороны, и с таким глобальным запросом на медийную картинку от Европы и космическим запросом на доступ к европейским финансовым ресурсам со стороны истеблишмента России, нас ничего хорошего не ждёт. Потому что европейские бюрократы знают, что на Россию давить бесполезно. Они знают, что в Кремле сидит патентованный псих, патологический лжец и кровавый маньяк. А наша власть для Европы — очень удобный мальчик для битья. Глупый, вороватый мальчик.

Будет хуже.

Нам как никогда нужно единение и мы чертовски от него далеки.

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.