От Фортуна-банка отвернулась удача

Банкам с украинскими акционерами очень сложно находить деньги для докапитализации. На прошлой неделе Нацбанк окончательно понял, что Фортуна-банк не выполнил требования к капиталу на начало года, и признал его неплатежеспособным. Порядка двух сотен состоятельных клиентов банка «потеряли» свыше полумиллиарда гривен вкладов.

Без капитала

Отсутствие денег у акционеров банков для докапитализации их учреждений становится основной причиной банкротства банков, тогда как поддержание текущей ликвидности для многих из них перестало быть проблемой. До 1 января 2017 года банки второй двадцатки по размеру активов должны были обеспечить положительное значение регулятивного капитала. С этим справились не все. Еще 11 января НБУ вывел с рынка Платинум Банк, а уже 27 января временная администрация вошла в Фортуна-банк. Учреждение было средним по размеру (38-е место по активам на 1 октября 2016 года – 2,5 млрд грн), но имело типичные для рынка проблемы.

В июле 2016 года был согласован объем необходимой докапитализации. «Фортуна-банк подал в НБУ план реструктуризации. В течение 2016 года руководство и владелец существенного участия банка принимали меры для выполнения требований по докапитализации, в частности, путем погашения кредитов заемщиков – связанных лиц, направления средств субординированного долга в основной капитал банка, – говорят в НБУ. – Но принятые руководством и владельцем существенного участия меры были недостаточными для обеспечения положительного регулятивного капитала».

За 9 месяцев 2016 года кредитный портфель банка сократился с 2,92 млрд грн до 2,28 млрд грн. Нарушались нормативы максимального размера кредитного риска на одного контрагента (40,42% при не больше 25%) и лимит операций со связанными лицами (378,45% при не больше 25%). Убыток за три квартала составлял 91,7 млрд грн при нулевой текущей ликвидности.

НБУ не обнародует размер «дыры» в капитале Фортуна-банка, но еще по итогам III квартала 2016 года он имел позитивный собственный капитал – 574 млн грн. Собственником Фортуна-банка была Мотрона Тищенко, которой принадлежало 99,637% акций банка. Оставшиеся 0,363% были у председателя правления Антонины Масленниковой. Структура собственности в банке не менялась в ходе масштабной кампании НБУ по усилению «прозрачности» банковской системы. В начале 2014 года Мотроне Тищенко принадлежало 99,5% акций «удачливого» банка.

Наблюдательный совет банка возглавлял ее сын Сергей Тищенко, друг заместителя главы фракции «Народного фронта», и.о. главы администрации президента в 2014 году Сергея Пашинского. Сергей Тищенко является владельцем группы компаний «Фактор», которая занимается торговлей нефтепродуктами и имела счета в Фортуна-банке. «Я начала работать с этим банком как юрист группы «Фактор» в 2004-м году… Затем моя семья купила «Фортуну», – вспоминает экс-супруга Сергея Тищенко, экс-глава управления по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем Елена Тищенко. – Теперь «Фортуны» больше нет. Для кого-то это – сухие цифры отчетности. Публикации в прессе. Для меня – часть моей семейной истории».

Депозитный вопрос

ФГВФЛ еще не обнародовал текущий размер обязательств Фортуна-банка перед клиентами – физическими лицами, но на 1 октября 2016 года банк был должен гражданам 683 млн грн. Обычно существенная часть – не менее половины – сбережений граждан не превышает лимит гарантий в 200 тыс. грн. Но в случае Фортуна-банка не гарантируется порядка 86% сбережений. «Фонд обеспечит выплату гарантированной суммы вкладов в объеме примерно 96 млн грн», – сообщили в НБУ.

Полностью вклады покрываются у 91% клиентов: 2167 вкладчиков получат суммарно 53,2 млн грн (по 24,55 тыс. грн на человека). Еще 42,8 млн грн получат 214 состоятельных клиентов (по 200 тыс. грн), а «потеряют» они порядка 587 млн грн, хотя и будут ждать своей очереди возврата денег.

У Фортуна-банка был несбалансированный портфель клиентских средств – 90% вкладов были в иностранной валюте. При этом портфель постоянно сокращался, ведь еще в начале 2016 года физлица хранили в банке 1,086 млрд грн, в том числе в валюте – 93%. Возвращали вклады не все. В Едином реестре судебных решений есть много споров о том, что банк затягивает выплату вкладов. Юрлица также «выбивали» деньги через суд, например, госпредприятие «Предприятие по обеспечению нефтепродуктами» Минэнергоугля требовало 31,7 млн грн. Фортуна-банк фигурировал в расследовании незаконного завладения нефтепродуктами сотрудниками ГП «Укртранснафтопродукт».

Среди политиков, которые подали расширенную декларацию за 2015 год, немного тех, у кого были вклады в Фортуна-банке. Например, у депутата от «Народного фронта», экс-уполномоченной правительства по вопросам антикоррупционной политики Татьяны Чорновол там было 10,59 тыс. евро. «Во времена Януковича в банке хранил деньги Яценюк», – вспоминает Елена Тищенко.

Фортуна-банк, скорее всего, не последнее учреждение, которое обанкротится в этом году из-за нехватки капитала. До 11 июля все банки должны нарастить свои капиталы до 200 млн грн. Они должны самостоятельно найти деньги, привлечь средства у новых инвесторов или объединиться друг с другом.

Если же банки решат пойти путем объединения, то также столкнутся с серьезными проблемами. Во-первых, закон об упрощенном слиянии до сих пор не принят парламентом. Во-вторых, немногие из банков готовы к такому процессу. «При слиянии нужно будет раскрывать все свои проблемы и реальную финансовую отчетность. Но маленькие банки не хотят этого делать», – признает глава совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек.

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.