«Скрытые резервы»: что произойдет с банковской системой в 2018 году

Банки будут стремиться заработать еще больше на потребительском кредитовании, избавиться от проблемных долгов и противостоять влиянию монополии госбанков. Это только верхняя часть айсберга вызовов, с которыми банки должны будут справиться в 2018 году. FinClub расспросил банкиров, что новый год сулит банкам и их клиентам: прогнозы осторожные.

Банкопад закончился

Минувший год оказался для банковской системы самым спокойным с 2014-го. Хотя количество банков сократилось на 14, крупных банкротств уже не было. Самые большие закрытые учреждения – Платинум и Диамантбанк – не входили даже в двадцатку крупнейших. А четыре учреждения самостоятельно сдали лицензии, поскольку не справились с задачей НБУ увеличить капитал до 200 млн грн. Проблема минимального капитала остается актуальной только для черниговского Поликомбанка.

Банкопад закончился, и 2018 год не обещает новых потрясений. «Банки уже сформировали резервы, прошли стресс-тесты, большинство из них докапитализированы. Среди крупных банков банкротств не ожидается. Проведенная в этом году Нацбанком диагностика небольших банков показала даже более высокое среднее качество их активов и достаточность капитала», – говорит исполнительный директор Независимой ассоциации банков Елена Коробкова.

Мелкие учреждения могут продолжить добровольную сдачу лицензий, хотя им уже нет смысла торопиться, ведь НБУ в конце декабря отложил очередной этап докапитализации – до 300 млн грн – сразу на два года, до июля 2020 года. Перестать нервничать могут 38 банков из 82 действующих, но на рынке все же останутся не все. «В 2018 году, наверное, на банков шесть-восемь, а может и 10 будет меньше», – уверен глава банка «Глобус» Сергей Мамедов. Среди объективных причин ухода банков он выделил необходимость докапитализации и подтверждения бизнес-стратегии.

Председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач полагает, что даже если рынок покинут несколько банков, «отряд не заметит потери бойца». «Что касается дальнейшей очистки системы, то я бы использовал пример из футбола. Когда команду покидает несколько игроков из второго или третьего неосновного состава, этого не замечают ни зрители, ни другие игроки, и в целом это не сказывается на игре. Это же касается и тех банков, которые еще могут быть выведены с рынка», – заявил банкир.

Банки

Но «слабые» места в банковской системе остаются. Одним из них являются российские банки, которые с марта работают под санкциями. «Банкам с российским государственным капиталом будет непросто покинуть украинский рынок. Пока что новым инвесторам был продан лишь небольшой VS Bank, принадлежавший Сбербанку России. Но сокращение их бизнеса и попытки выхода будут продолжаться», – отметила госпожа Коробкова. Это будет касаться прежде всего Сбербанка и Проминвестбанка, интерес к покупке которых инвесторы проявляли более активно, чем к ВТБ Банку или его «дочке» – БМ Банку. Эти же банки пока «усыхают»: у ВТБ с начала года активы сократились на 32%, у БМ Банка – на 12%.

Фокус на рознице

Главная задача банковского сектора – возобновление кредитования – в 2017 году не была выполнена. Банки предпочитают безрисковые финансовые инструменты – ОВГЗ и депозитные сертификаты НБУ. Несмотря на сверхликвидность системы (92 млрд грн в депсертификатах и на корсчетах), оживление кредитования наблюдается только в розничном сегменте.

Интерес банков к рознице понятен: эффективная ставка по коротким кредитам превышает 40%, а стоимость фондирования постоянно падает и в среднем едва превышает 14%. Воодушевившись ростом доходов населения, банки выдали населению свыше 20 млрд грн кредитов.

В 2018 году учреждения могут нарастить кредитование населения. Об этом свидетельствуют опросы банков, которые регулярно проводит НБУ. Последнее место Украины в Европе по уровню проникновения кредитов физлиц говорит о потенциале дальнейшего роста. «После длительного затишья банки начали увеличивать кредитные портфели, но этот процесс начался позже, чем ожидалось или хотелось. Наиболее заметным оказался рост в потребительском сегменте – около 25% за год. Такое увеличение не вызывает опасений из-за низкой базы сравнения. Но в будущем нужно будет смотреть, не растет ли сегмент слишком быстро», – считает аналитик банковского сектора группы ICU Михаил Демкив.

Единственный сегмент, где кредитование топчется на месте, – ипотека. Среди новых займов только 5% приходится на покупку недвижимости. «В сегменте ипотечного кредитования ситуация вряд ли изменится. На рост в этих сегментах существенно влияет целый ряд факторов, таких как уровень депозитных ставок и, в том числе, отсутствие необходимых законов по защите прав кредиторов, сохранение моратория на взыскание имущества», – говорит директор по развитию розничного бизнеса Альфа-Банка Украина и Укрсоцбанка Алексей Пузняк.

Бизнес в ожидании кредитов

Кредитные ставки для юрлиц достигли минимального значения и вряд ли будут снижаться на фоне повышения учетной ставки с 12,5% до 14,5%. Но ключевой вопрос не в желании бизнеса брать кредиты по новым ставкам, а в желании банков выдавать их. «Банки готовы брать на себя кредитные риски, но правовые риски остаются достаточно высокими, особенно при работе с залогами, что сдерживает рост объема кредитования корпоративного сегмента», – говорит Алексей Пузняк.

По мнению банкиров, пока только сегмент МСБ имеет большой потенциал для роста, тогда как в сегменте «корпорейт» продолжится расчистка баланса. «На резкое восстановление кредитования корпоративного сектора пока что не стоит рассчитывать на фоне высокого уровня неработающих кредитов и слабого роста экономики», – предупреждает Елена Коробкова.

Украина имеет самую низкую долю кредитов малого и среднего бизнеса в общем портфеле кредитования – 9% против 56% в Польше и 70% в Чехии. МСБ интересен банкирам прежде всего в связи с низким уровнем NPL. По оценке Сергея Мамедова, уровень просроченной задолженности МСБ – менее 1%. По его словам, бизнесу стоит рассчитывать на ставки по целевым кредитам, где риски намного меньше, на уровне 14%, по нецелевым – 20-22%. «Мы видим сейчас большую конкуренцию на рынке МСБ, ставки в банках с иностранным капиталом доходят до 13-14%, но пройти комплаенс этим клиентам и попасть в такие банки очень трудно», – прогнозирует Сергей Мамедов.

По мнению председателя правления банка «Пивденный» Аллы Ванецьянц, целевой фокус большинства банков сосредоточится на заемщиках с годовым оборотом от 10 млн грн до 1,5 млрд грн. Также банки будут продвигать партнерские кредитные программы: Немецко-Украинский фонд, госпрограммы Беларуси, международные финансовые организации.

Тамаш Хак-Ковач полагает, что кредиты будут доступными лишь в рамках партнерских программ, пока рыночные ставки не опустятся ниже 10%. «Как в розничном, так и корпоративном сегменте кредитование имеет все шансы развиваться на основе партнерских программ, поскольку партнеры (торговцы, дистрибьюторы, автодилеры, девелоперы) могут компенсировать часть процентных ставок. Уже сейчас в портфеле нашего банка есть автокредиты со ставкой от 0,01% и партнерские кредиты для аграриев от 9,5%», – говорит он.

Снижению ставок будет способствовать уменьшение операционных расходов банков при развитии ими дистанционных каналов обслуживания. Но пока нет оснований для полного перехода клиентов в онлайн. «Несмотря на всеобщее упование на диджитализацию и финтех, банковские отделения останутся основным каналом обслуживания. Нехватка рабочей силы вынуждает нас инвестировать в технологии, чтобы повысить операционную эффективность», – добавил Тамаш Хак-Ковач.

Работа с должниками

Корпоративные гривневые кредиты выросли на 32,1 млрд грн, но в основном это короткие займы. Предприятия транспорта, энергетики, легкой и добывающей промышленности привлекательны для кредитования, уверяют в НБУ. В то же время банкам не стоит кредитовать всех клиентов. «Большая часть компаний сегодня не могут и не должны становиться новыми заемщиками, если они в прошлом всеми способами избегали исполнения своих обязательств перед кредиторами», – отмечает Михаил Демкив.

Расчистка балансов от плохих активов является одним из главных вызовов для банков. Доля проблемных кредитов держится на рекордном уровне – 56%. И пока, по словам Демкива, наибольший успех в расчистке плохих кредитов демонстрируют только частные банки. Тогда как лидерство по NPL удерживают госбанки – 56,5%, в частности, ПриватБанк – 86,5%. «Куда больший упор на работу с плохими активами должны сделать госбанки, платежеспособность которых поддерживается за счет налогоплательщиков. ПриватБанк может похвастаться локальным успехом в борьбе за возврат плохих кредитов – решением о заморозке $2,5 млрд лондонским судом. А остальные госбанки, у которых было в разы больше времени? Опять докапитализируется Ощадбанк в связи с ухудшением качества кредитного портфеля. Почему они не судятся настолько активно со своими нерадивыми заемщиками?» – удивлен аналитик.

Одним из механизмов, который должен был помочь госбанкам урегулировать проблемную задолженность, стала добровольная финансовая реструктуризация, которая полноценно заработала с июля. Ее результаты пока скромные: 5 млрд грн из 270 млрд грн NPL всех банков. Еще один выход из сложившейся ситуации предложен законопроектом «О деятельности по управлению задолженностью», который призван упростить продажу безнадежных долгов.

Возврат доверия

Приток денег в банки должен продолжиться: темпы роста гривневых вкладов в 2018-м могут вырасти до 15% с 13% в минувшем году, если благосостояние украинцев будет улучшаться, а валютный рынок не будет лихорадить.

Из-за отсутствия спроса на валютное кредитование ставки по валютным вкладам к августу упали до исторического минимума и сейчас 12-месячный депозит в долларах стоит 3,7%. Дешевые ресурсы позволят банкам отказаться от внешнего фондирования. «Банкам, имеющим заимствования на внешних рынках, дешевле привлекать ресурс у населения под 4%, чем платить по еврооблигациям 8-11%. Поэтому такие банки, как Ощадбанк, активно наращивают портфель валютных депозитов, чтобы заместить еврооблигации в будущем более дешевыми внутренними ресурсами», – считает Михаил Демкив.

Долларовые вклады

Высокая инфляция ослабила желание банкиров продолжить снижение гривневых ставок, но оно может возобновиться во втором полугодии. «Вероятно, ставки по годовым депозитам в гривне снизятся на 1.5-2 п.п. – до 12,3-12,8%. Нацбанк, похоже, не будет спешить со снижением учетной ставки и оставит ее неизменной до III квартала», – прогнозирует Михаил Демкив. Юрлицам также будут платить меньше. «Уровень процентных ставок по депозитам юрлиц будет зависеть от динамики учетной ставки НБУ, но в целом не ожидаем сильного снижения ниже 8-9%», – говорит Алла Ванецьянц.

Ключевые риски

Кроме правовых и бизнес-рисков, банкиры обеспокоены внешними факторами. «Следующий год предвыборный, поэтому высоковероятен рост популизма. Это обычно негативно сказывается на реформах в стране и банковском секторе. Рост политической нестабильности может расшатать и валютный рынок», – говорит Елена Коробкова.

Ключевой макроэкономический риск для финансовой системы на ближайшие годы – неполучение денег МВФ и других международных кредиторов. Это значительно усложнит рефинансирование Украиной $20 млрд госдолга в 2018-2020 годы. По мнению Аллы Ванецьянц, неопределенность поддержки МВФ может оказать давление на курс гривны.

Вопрос капитализации остается чувствительным для участников рынка. В 2017 году банки справились с новыми правилами оценки кредитного риска, и сейчас адекватность их капитала составляет 15,4% при требуемых 10%. С начала 2018 года банки перешли на стандарт МСФО 9 «Финансовые инструменты». Предварительно недостаток капитала оценивался в 30 млрд грн. Но Нацбанк считает, что массовая докапитализация системе не потребуется, поскольку новые стандарты во многом дублируют нормы постановления № 351 по кредитным рискам. «Резервы, сформированные банками в 2017 году, могут перекрыть новые потребности в капитале», – сказали FinClub в пресс-службе регулятора.

Еще один «тормоз» для развития сектора – это большой удельный вес в системе и низкая эффективность госбанков. После национализации ПриватБанка доля государства по активам выросла до 56%, по обязательствам – до 62%.

Зампред правления Банка Кредит Днепр Сергей Волков считает, что беспрецедентное доминирование госбанков негативно влияет на конкуренцию. Минфин обещает приватизацию этих активов, но сроки постоянно откладываются. Ожидается, что до конца 2018 года должно быть продано до 20% акций Укргазбанка, Ощадбанк проведет IPO в 2021 году, а ПриватБанк выставят на продажу в 2022-м. Но для этого государство должно улучшить корпоративное управление в госбанках, лишив политиков влияния на учреждения.

Уменьшение доли госбанков на рынке уже в 2018 году маловероятно. «С одной стороны, в качестве государственных они имеют ряд преференций в обслуживании отдельных категорий клиентов, с другой – высокий уровень неработающих кредитов. Если принять во внимание риски политической нестабильности и задержку с реформами, то на скорую приватизацию крупных госбанков рассчитывать не приходится», – считает Елена Коробкова.

Иван Пальчевский

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.