Агрессия Путина не станет помехой: почему у НАТО не будет шансов сказать «нет» вступлению Украины — эксперт

Украинский дипломат и экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко объяснил, как Киев реально сможет использовать саммит НАТО в своих интересах и в противостоянии с Россией.

На этом саммите полноценное участие Украины было заблокировано. И пусть это будет не нашей проблемой, а Венгрии – когда НАТО сами начнут доказывать откровенно неадекватным руководителям этой страны, что решать проблемы таким образом не позволено, пишет «НВ«. Я бы на месте нашей стороны очень спокойно реагировал на подобные вещи: просто делал так, чтобы Венгрию изолировали сами партнеры по НАТО.

Эта ситуация иллюстрирует типичные проблемы демократического общества: одна страна может блокировать решения всей организации. Поэтому сейчас в НАТО, ОБСЕ и Совете Безопасности ООН ведутся дискуссии о другом принципе консенсуса. Иначе, когда одна из стран использует право вето не на благо организации, а скорее вопреки ей, парализуется работа всей структуры. Однако таким образом страна может продвигать непосредственно свои национальные интересы. Венгрия в этом плане, безусловно, проигрывает: показывает себя неадекватной страной, вместо того, чтобы найти компромисс, ставит всю структуру в очень неудобное положение.

За такие действия Венгрии уже приписывают дружбу с РФ. Венгерское руководство, конечно, отвергает такие версии: говорит, что это не соответствует действительности и является фейком. Но когда Путин приезжает в Венгрию и получает там звание почетного доктора университета, то закрадывается мысль, что это не случайно. Тем более, что в последнее время Венгрия демонстрирует удивительное расположение к некоторым идеям Путина. И все это свидетельствует о том, что Путину, к сожалению, многое удается в плане ослабления НАТО и раскола ЕС.

И все же мне кажется, что Украина продвигается на своем пути в НАТО. Тем более, что Альянс приходят к пониманию, что такая РФ им не нужна. Даже в контексте Северного потока-2: если США наложат санкции на европейские компании, которые будут иметь к ним отношение, то проекту быстро придет конец. С американцами никто не хочет играть в поддавки: это слишком серьезно.

Смысл этого саммита для Украины – не в том, чтобы нам сказали, что когда мы сможем быть членами Альянса. Нам это и так уже говорили. Вопрос в том, чтобы мы сами, используя имеющиеся инструменты – а их множество – быстро сделали это дело реальным. И не оставили НАТО шансов сказать «нет».

Вместо ПДЧ у нас есть неплохой инструмент – годовые национальные программы, где мы прописываем свои обязательства относительно того, каким образом действовать дальше. К большому сожалению, многие из пунктов являются общими и не сильно приближают нас к Альянсу. Эти планы готовит украинская сторона, дает НАТО на просмотр, а затем сама выполняет. Если бы мы смогли четко и ясно указывать конкретные пункты – мы бы могли продвигаться дальше в не меньшем темпе, чем сейчас удается Грузии.

Сейчас эти планы должны быть более продуктивными, ведь на фоне неприятия РФ странами-членами Украина становится более интересной для НАТО. Когда отношения Запада и РФ были очень нежными и Путину заглядывали в глаза и хоть что-то в них видели, – это был один тип взаимодействия. Тогда Украина казалась препятствием, которое мешало Западу и РФ нежно дружить. Когда они поняли, что РФ – отрицательная субстанция и сила, которая им угрожает, у Украины появляется больше шансов. Неслучайно, что саммит НАТО происходит именно перед предстоящим саммитом президентов США и РФ.

Но мы все же должны продолжать делать все от нас зависящее: включая глубокое реформирование вооруженных сил. Украинская армия за все эти годы действительно изменились. Поэтому у нас есть колоссальное преимущество: Украинская армия имеет практический опыт ведения войны с российским агрессором. И это действительно тот огромный плюс, которого не имеет ни одна армия НАТО. И все еще очень много вещей, которые нам следует изменить: мы должны стать взаимосовместимыми с Альянсом. Это сложнейший процесс – начиная от изучения английского языка нашими офицерами и заканчивая тем, чтобы сержанты, а не лейтенанты, капитаны или майоры, умели управлять подразделениями.

Многие говорят, что та же Грузия уже давно согласовала внутренние стандарты в оборонной сфере до НАТО: ее войско технически совместимо с Альянсом. В отличие от Украины, которая, имея собственную армию и тратя огромные расходы, не хочет жертвовать, так сказать, внутренними правилами и традициями. У нас все еще есть закрытые структуры, которые на низком уровне не очень хотят иметь дело с НАТО, потому что и сами все умеют и относятся к новым предложениям довольно скептически.

Возьмем нашу абсолютно неоправданную таинственность: мы скрываем буквально все. Это некий совковый подход, когда все, что касалось армии, было засекречено: никто не имел права знать, сколько обедов заказывается или пар обуви покупается. К сожалению, во многом это продолжается и в теперешней армии. Поэтому реальные изменения изнутри нужны.

Недавно принятый закон о нацбезопасности, наряду с другими принятыми документами в этой сфере, создает хорошую правовую основу для того, чтобы процесс развивался. И, конечно, теперь возникает вопрос политической воле и человеческом факторе. Если, имея все эти правовые акты, политическое руководство страны примет соответствующее решение выполнять все четко, эффективно и ясно – процесс запустится. Если при этих же возможностях все будет делаться ни хорошо, ни плохо – то процесс может растянуться на годы, а то и на десятилетия.

То есть сейчас мы имеем все возможности развиваться для того, чтобы наша армия делала быстрые шаги вперед. В конце концов, финансирование действительно немалое. И это в то время, когда Трамп обвиняет Европу в том, что она не хочет тратиться, но заодно планирует, что США будет защищать ее в случае войны с РФ. Трамп думает, мол, чего мы должны их защищать, когда они сами не хотят тратиться на безопасность? Здесь есть вещи, о которых следует подумать и американцам, и европейцам.

И мы должны обратить внимание, что со своими почти 6% в оборону действительно попадаем под хорошую тенденцию – мы увеличиваем расходы. И хотя другие европейские страны тратят де-факто больше денег на оборону из-за своего в разы больше ВВП – мы демонстрируем заинтересованность.

Поэтому как быть? Во-первых, нам нужна четкая политическая поддержка от НАТО. Во-вторых, мы должны максимально использовать все имеющиеся инструменты ради приближения к стандартам.

Мы движемся правильно. У нас есть колоссальные возможности не просить очередные джавелины, вместо этого используя свою интеллектуальную базу и работая над разработкой совместных проектов. Сегодня Украина находится в кругу тех нескольких стран, работающих над звуковым оружием. А значит, потенциал есть.

Мы должны перейти от «продайте» до «создадим вместе»: объединить свои интеллектуальные возможности с их финансовыми и сделать лучший в мире продукт. Таким образом интерес к нам как к военному партнеру будет расти. И нам не будут говорить, «уставшие от Украины». Вместо этого мы услышим: «Работаем дальше, совместно мы можем производить нужные вещи: как вам, так и нам».

Напомним, Порошенко о главных секретах диалога на саммите НАТО.

Ранее лидер Украины пообещал, что интеграция в НАТО будет зафиксирована в Конституции.

No comments.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.