Александр СУГОНЯКО: Без мелких банков, как без малых рек

sugonjaro_b_big.gifСреди неоднозначных событий последних месяцев банкиры отмечают Постановление Нацбанка Украины №273 относительно повышения требований к минимальному регулятивному капиталу банков до 120 млн. грн. и лицензионных требований до 120 — 240 млн. грн. Прокомментировать действия Нацбанка мы попросили президента Ассоциации украинских банков Александра Сугоняко.

Ассоциация украинских банков совместно с группой коммерческих банков даже подали в Окружной административный суд г. Киева исковое заявление о признании незаконными и недействительными отдельные пункты вышеупомянутого постановления НБУ. Документ возмутил банковскую среду. Ведь в нем НБУ сделал первый шаг к глобальной трансформации национальной банковской системы, а в действительности еще и к уничтожению определенного сегмента банков — банков четвертой группы (по классификации НБУ). В очередной раз сложилась ситуация, когда банки необходимо защищать от действий регулятора. Но он не склонен слушать аргументы и реагировать на предложения.

— Пан Александр, НБУ определил в качестве одной из приоритетных задач банковской системы усиление ее роли в процессах восстановления экономического роста государства. При этом, на его взгляд, наращение капитала даст возможность банкам возобновить кредитование экономики, конкурентоспособность и надежность банков. Согласны ли вы с этим?

— Трудно не согласиться с абсолютно разумным утверждением. Но нельзя нормально воспринять ситуацию, при которой, прикрываясь красивой формой, пытаются протащить негативное содержание. Банковская система — это зеркало экономики, уровень развития банков должен отвечать состоянию производительных сил страны. Не больше и не меньше. Размер капитала банков — это не панацея и не аксиома, которая сама по себе восстановит рост экономики. Это лишь инструмент такого восстановления, одна из многих необходимых составляющих. На сегодня намного важнее вернуть доверие внутренних инвесторов (кстати, и к политике НБУ в частности), доверие к гривне, защитить права инвесторов, кредиторов, возобновить правосудную деятельность наших судов. Между прочим, от решения большинства этих вопросов НБУ самоустранился в последние годы. Но вернемся к основному вопросу. Спас ли размер капитала такие банки, как «Надра» , «Укрпромбанк»? А их капиталы были намного больше размера минимального регулятивного капитала. Вспомните примеры США, Англии, других ведущих стран: кризис охватил финансовые учреждения, капитал которых исчислялся десятками миллиардов долларов/евро. Банки четвертой группы, против которых сегодня направлены действия НБУ, во время кризиса не сгенерировали никакой системной угрозы. Никакой. Наоборот — продолжали эффективно выполнять свои функции: кредитование и обслуживание малого и среднего бизнеса, о котором так заботится власть и развитие которого определено приоритетом государственной политики на ближайшие годы. Это понимает и Президент Украины, в своей предвыборной программе акцентировавший внимание на необходимости поддержания развития малого бизнеса. Конечно, эти банки не будут реализовывать масштабные программы кредитования импортной бытовой техники, автомобилей. Но, возможно, это и к лучшему. Бесспорно одно: эти банки не представляли, не представляют и не будут представлять системной опасности для национальной банковской системы. А их роль сложно переоценить, как сложно переоценить роль мелких капилляров в организме человека, без полноценного функционирования которых любой организм ожидает одно — некроз. К сожалению, и наших призывов, и позиции международных финансовых учреждений, в частности МВФ, НБУ не слышит или не способен услышать.

А говорим мы простые вещи: только качественные, а не количественные показатели могут дать объективную оценку состояния того или иного финансового учреждения. Необходимо контролировать такие показатели, как адекватность капитала, который, кстати, красноречиво свидетельствует и о способности банка кредитовать экономику, о которой так заботится НБУ. Административное давление еще никогда не приводило к эффективному развитию какого-либо сегмента экономики. Но кажется, что реальные вопросы надежности и эффективности банковской системы не являются реальной пружиной последних действий Национального банка . Пружинка там другая.

— НБУ делает ударение на том, что регулятивный капитал действующих банков должен быть больше минимальных требований к уставному капиталу создаваемого банка (75 млн.грн.), и считает вполне обоснованным установление минимального регулятивного капитала в размере 120 млн. грн. Прокомментируйте, пожалуйста, ваше отношение к его позиции.

— Да, в нормальных экономических условиях регулятивный капитал банка должен превышать его уставный капитал. Это аксиома эффективной безубыточной деятельности.

В кризисных условиях, как известно, это не всегда можно обеспечить, и такие проблемы касаются как малых, так и крупных банков. По результатам анализа данных НБУ, по состоянию на 01.07.2010 года доля банков с балансовым капиталом (без учета субординированного долга) меньше уставного капитала по первой и второй группе банков превышала 40%, по третьей группе — 20%, а по четвертой — 15%. По этой статистике малые банки не выглядят хуже, а наоборот, — лучше.

АУБ подчеркивает, что минимальные требования к капиталу банков в Украине выше требований для начала банковской деятельности в Европе, страны которой финансово значительно мощнее нас.

А что касается уже действующих банков, не имеющих 5 млн. евро, то та же европейская банковская Директива предусматривает возможность продолжения деятельности таких банков при условии постепенного увеличения ими своего капитала. Мы видим, что действительно рыночные страны заботятся о сохранении всех эффективных работающих субъектов рынка независимо от их размера.

Что же касается минимальных требований к регулятивному капиталу именно в размере 120 млн. грн., то НБУ, на самом деле, не предоставил никакого обоснования, почему, на их взгляд, регулятивный капитал должен превышать минимальный уставный капитал именно на 45 млн. грн. Какой экономический смысл в этой сумме и какой смысл вообще в показателе минимального размера регулятивного капитала, ведь для крупных банков наличие капитала в таком размере вообще ни о чем не говорит. Банк может иметь капитал 120 млн. грн., но его адекватность будет составлять 2 — 5%, так что, он является конкурентоспособным или надежным?

— По выводам регулятора, недостаточный размер капитала и ненадлежащее корпоративное управление стали в условиях кризиса причиной неплатежеспособности значительного количества банков. Для поддержки проблемных банков НБУ был вынужден предоставить большие объемы рефинансирования, в значительном количестве банков были введены временные администрации, а у части из них потом отозваны лицензии. Может, действительно необходимо повысить минимальные требования к капиталу малых банков, чтобы не допустить растрачивания государственных средств?

— На самом деле такая позиция НБУ — это классическая путаница следствий с причиной. Что стало причиной кризиса? Уровень капитала банковской системы? Но он рос накануне кризиса невиданными темпами, больше, чем в любом сегменте финансового рынка. Даже в условиях кризиса банки четвертой группы смогли по состоянию на 1.07.2010 г. обеспечить 18-процентный прирост капитала по сравнению с началом кризиса. А где же тогда реальные причины кризиса банковского сектора? Да они сегодня известны даже студентам первых курсов. В Украине влияние мирового кризиса было мультиплицировано неэффективной структурой экономики, политической нестабильностью, неумелыми действиями власти, которая утверждала, что мы не пустим кризис на родной порог, закроем перед ним двери. Не закрыли. Банки первыми почувствовали на себе влияние кризиса: колоссальный отток депозитов , причем как физических, так и юридических лиц, стремительное ухудшение качества валютных кредитных портфелей, вызванное резкой девальвацией национальной валюты — гривни, все в комплексе привело к катастрофическому снижению ликвидности банковской системы. Снижение капитала в этих условиях стало следствием, а не причиной кризиса.

Что касается обвинений именно малых банков в плохом управлении кредитами, то это тоже не соответствует действительности. Уровень сформированных резервов под кредитные операции в банках I — III групп (18%) превышает аналогичный показатель (12%) в банках четвертой группы.

Сейчас существует множество спекуляций на тему рефинансирования НБУ. Но именно банки четвертой группы меньше всего пользовались этим видом поддержки ликвидности. По расчетам АУБ, удельный вес средств банков (в том числе и рефинансирования НБУ) в обязательствах банков четвертой группы в прошлом году составлял 20 — 26%. Тогда как в банках I — III групп этот показатель колебался от 35 до 44%. Другие виды государственной поддержки банкам четвертой группы вообще не оказывались, тогда как только на рекапитализацию трех крупных банков было потрачено 17 млрд. грн. бюджетных средств. Вопросы завершения расчетов с вкладчиками «Укрпромбанка» и банка «Надра» до сих пор не решены.

Подытоживая ответ, нельзя не заметить следующее. Сейчас пришло время делать выводы по итогам первой волны кризиса. Пытается сделать это и НБУ. Но делать это можно по-разному. Можно реализовать комплексную программу защиты прав кредиторов, вкладчиков, инвесторов. Создать прозрачную систему рефинансирования, усовершенствовать систему банковского контроля. Упорядочить систему налогообложения, создания резервов, способствовать появлению новых финансовых инструментов. А можно просто так, для отчета, увеличить размер регулятивного капитала для определенной группы банков. Каждый выбирает задачу по плечу.

— Как вы относитесь к мировым тенденциям усиления контроля и регуляции банковской деятельности?

— АУБ всегда поддерживала необходимость усовершенствования нормативно-правовых актов по регуляции банковской деятельности и приведения их в соответствие с новыми разработками Базельского комитета по контролю. Однако разработка таких актов должна осуществляться прозрачно, с проведением консультаций с банками и базироваться на рыночных принципах — создании равных конкурентных условий для всех банков. В то же время, и здесь должен отметить, что внимание правительств ведущих экономических государств мира сегодня сосредоточено на усилении регуляции глобальных финансовых учреждений, которые в период кризиса представляли наибольшую опасность для финансовой стабильности стран. Во многих странах идет дискуссия и принимаются регуляторные акты относительно ограничения деятельности таких финансовых учреждений, обособления отдельных их бизнесов и разукрупнения.

Усиление контроля НБУ должно происходить в пределах банковской системы в целом, а не в отдельном ее сегменте. Регуляторные условия должны быть едиными для всех участников рынка, а надзор за деятельностью банков должен осуществляться исключительно на индивидуальной основе. Только в таком случае можно говорить об эффективной регуляторной роли государства. Но усиление контроля не тождественно усилению бюрократического давления на банки.

В Украине, к сожалению, наблюдается деформированный подход к принципам банковской регуляции, когда искусственными методами, необходимость которых обосновывается субъективными факторами, делается попытка непонятной перестройки сформированной архитектуры банковской системы. Последствия такой политики будут непредсказуемыми и точно не достигнут тех целей регуляции, которые декларирует НБУ. Они будут обратными.

— НБУ отмечает упрощение процедур капитализации и уверяет в способности банков выполнить новые требования в установленные сроки. Вы с этим согласны?

— Суть проблемы не в инструментах, а в экономической целесообразности и экономической обоснованности тех или иных обязательных процедур.

Во-первых, для многих банков четвертой группы отсутствует экономическая необходимость наращения капитала, они с запасом выполняют норматив адекватности. Во-вторых, кризис еще не завершился ни в Украине, ни в мире. Наша экономика испытывает хронический недостаток оборотных средств. Лишних инвестиционных ресурсов на выполнение бюрократических требований по наращению капитала малых банков сейчас просто нет. А тут этим банкам еще и регуляторно ограничивают деятельность по привлечению депозитов физических лиц, чем запрещают расширять кредитование и получать прибыль для самостоятельного увеличения капитала. Абсурд.

Кроме того, для продолжения осуществления вкладных операций 69 банков должны были нарастить свой капитал до 120 млн. грн. на протяжении недели. Это даже при упрощенных условиях невозможно.

Объективности ради заметим, что в период кризиса НБУ пошел на некоторое упрощение процедур капитализации банков. Здесь было учтено и значительное количество предложений АУБ.

— Согласны ли вы с тезисом, что размещение вкладов в малом банке более рискованно, чем в большом?

— Банковская система очень страдает от действия значительного количества мифов, стереотипов, сформированных за ее пределами. Среди таких мифов — утверждение о большей надежности крупных банков. Кстати, существует также миф о большей надежности банков с иностранным капиталом по сравнению с национальными банками. За каждым из этих утверждений стоит субъективный взгляд или даже преднамеренно сформированная иллюзия. В действительности существует всего две категории банков: надежные и рисковые. И в каждую из этих групп может попасть и крупный, и малый банк, и банк с иностранным капиталом, и банк с национальным капиталом. Для определения надежности банков существует целый спектр методов, показателей, видов технического анализа и тому подобное. В любом случае инвестирование в банки — это инвестирование с определенным порогом риска, но также с установленным уровнем гарантированного возврата через механизм Фонда гарантирования вкладов.

Сказанное мной подтверждается и последним кризисом, когда вкладчикам банков «Укрпромбанк», «Надра», «Родовід» оказалось значительно сложнее вернуть свои средства, чем вкладчикам ликвидированных банков четвертой группы, которым возврат был осуществлен Фондом гарантирования вкладов физических лиц.

Экономические же расчеты также показывают, что коэффициент покрытия вкладов капиталом (соотношение капитала к вкладам физических лиц) у банков четвертой группы по состоянию на 01.07.2010 г. составляет 79%, что выше аналогичных показателей у банков первой и второй групп (47 — 49%) и банков третьей группы (67%). То есть утверждение, что у банков четвертой группы капитал недостаточен для покрытия рисков несвоевременного возвращения вкладов, является неправдивым. Я еще раз возвращаюсь к уже высказанному тезису: контроль должен быть жестким, но осуществляться индивидуально над каждым банком. Независимо от его размера.

— И напоследок. Какой бы вы хотели видеть политику НБУ в области банковской регуляции?

— По последним статистическим исследованиям, банковская система Украины является чрезмерно концентрированной и консолидированной. Происходит это, в частности, и в результате административных, целенаправленных действий НБУ. Из уст правительственных чиновников постоянно звучит количество банков, якобы достаточное для Украины. Сколько у нас должно быть банков: 50, 100? Оставим нумерологию другим специалистам. Банков в Украине должно быть столько, сколько их необходимо экономике и обществу. Это могут быть сотни банков, как в России, или тысячи, как в США или Германии. Главное, чтобы каждый сегмент общества находил свой рынок банковских услуг: и крупный бизнес, и средний, и малый, и импортеры, и экспортеры, и аграрии, и кооператоры, и металлурги. Важно и то, чтобы каждый из сегментов банковской системы развивался в рыночной среде, без искусственных оков на ногах (не бойтесь, не убегут).

Пытаясь ограничить количество рыночных субъектов, НБУ концентрирует финансовые риски на нескольких десятках банках. На самом деле он увеличивает вероятность кризисных явлений в будущем и их масштаб и социально-политические последствия в том числе и для власти. Конечно, деконцентрация рисков и широкий спектр участников рынка требуют высокого профессионализма и значительных усилий от регулятора. Будем надеяться, что в нашей стране найдутся такие профессионалы, которые будут создавать национальную банковскую систему, а не разрушать ее.

Источник: День

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *