Глава правления Проминвестбанка Виктор Башкиров

bashkirov_b_bigОсень 2008-го практически перечеркнула историю одного из старейших банков Украины. Воскресить былое влияние Проминвестбанка и наполнить его новым смыслом призван ставленник российского правительства Виктор Башкиров.

Обычно на этом месте мы привыкли видеть Виктора Януковича. Но в этом кабинете, расположенном в тихом старинном квартале Киева — между переулком Шевченко и улицей Софиевской – царят другие порядки. С портрета на стене кабинета Виктора Башкирова, нового главы правления Проминвестбанка (ПИБ), входящего в десятку крупнейших в стране, смотрит экс-президент РФ и нынешний председатель правительства России Владимир Путин. Небезосновательно. Он глава наблюдательного совета государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности «Внешэкономбанк», которой принадлежит 93,8% акций банка. Путин смотрит со стены с интересом и, как нам показалось, некоторым вызовом.

Виктору Башкирову досталось непростое наследство. Когда-то в это здание сотрудники приводили своих родственников на экскурсии. Стеклянный лифт, зимний сад и серьезные лица персонала завораживали многих, кто в середине 90-х считал банковский труд очень важным и высокооплачиваемым. Центральный офис Проминвестбанка тогда привлекал не меньше внимания, чем музей Тараса Шевченко по соседству, и по праву считался иконой отечественного банковского мира. ПИБ стал преемником советского Промстройбанка, унаследовав от него обслуживание фактически всей украинской промышленности и советскую модель ведения бизнеса. У штурвала этой финансовой махины стал первый глава Национального банка Украины Владимир Матвиенко, прославившийся не только титулом одного из «родителей» банковской и денежной систем страны, но и многими наградами, научными заслугами и творческими проектами. Как следует из истории банка, в процессе его акционирования в государственный бюджет были направлены средства, эквивалентные $1 млрд. Постепенно семья Владимира Матвиенко сконцентрировала более 70% акций банка. А на протяжении многих лет Проминвестбанк сохранял статус главного промышленного финучреждения страны. Пока не наступила осень 2008-го…

Имя Виктора Башкирова в украинских банковских кругах известно немногим. В России его знают благодаря успеху в развитии розничного бизнеса российского Альфа-Банка, где ему пришлось исправлять промахи старой команды. В Украине сложилась похожая ситуация. Кризис показал бесперспективность прежней модели управления, а работа над ошибками предстоит Башкирову. Унаследовав огромный «царский» кабинет Владимира Матвиенко, Виктор Башкиров не прочь уменьшить его размеры в два раза, сделать банк более открытым, и теснее сотрудничать с розничным направлением.

Однако без политики, как ни крути, тоже не обойтись. Слишком велико влияние Проминвестбанка в украинской экономике – ведь его должниками являются многие ведущие стратегические предприятия и промышленные гиганты, играющие ключевые роли в своих отраслях.

И хотя огромный фонтан из оникса уже год как не работает в центральном отделении банка, а само здание уже не привлекает столько взглядов, внутри него царят не менее амбициозные планы, чем десять лет назад. Пока главный «наблюдатель» Проминвестбанка тестировал Lada Kalina Sport, мы беседовали о том, какое наследство досталось новым собственникам ПИБа и каковы дальнейшие планы финучреждения, с его новым председателем правления Виктором Башкировым в первом интервью украинским СМИ.

В российских банковских кругах Виктора Башкирова называют гуру в развитии розничного направления банковских услуг благодаря успешному проекту в российском Альфа-Банке. Как вы оказались в корпоративном украинском банке?

На самом деле большую часть своей жизни я проработал именно в корпоративном направлении Ситибанка. С 1993-го по 1999 год я работал в казначействе Ситибанка в России, занимался денежными рынками, рынками ценных бумаг, государственными облигациями и т.п. В 1999 году переехал работать по линии Ситибанка в Украину и год возглавлял валютно-финансовое управление, то же казначейство, но уже в Киеве. Каждое финансовое учреждение имеет свою специфику, но что касается Ситибанка, работа в казначействе была в большей мере связана с работой в корпоративном сегменте. В 2000-2002 годах я возглавлял корпоративный бизнес Сити в Санкт-Петербурге и курировал это направление на северо-западе России. Поэтому я не могу сказать, что корпоративное направление в банковском бизнесе является для меня чем-то особенным. Украина также не новый рынок, хотя в моем случае и с интервалом в 10 лет. Да и вообще мне сложно называть Украину далекой заграницей. Для меня Украина и Россия — одна большая страна, которую я знаю с детства, а Киев только другой город. Точно так же как я работал в Санкт-Петербурге, теперь я работаю в Киеве.

И банкира с таким послужным списком не смутило проблемное финучреждение Проминвестбанк?

Знаю по собственному опыту, что любой работодатель никогда до конца не расскажет, чем вам предстоит заниматься. Отчасти это делается осознанно, отчасти из-за того, что объем проблем бывает сложно очертить. Той детализации всех сложностей, которую мы имеем сегодня, и понимания, что собой представляет Проминвестбанк, было сложно предусмотреть в момент приобретения. Я представлял лишь масштаб задач и понимал, что акционер хотел видеть в результате этой работы. Но меня абсолютно это не пугало. Я сталкивался с не меньшими проб-лемами на своих предыдущих местах работы, поэтому ничего смертельного не увидел.

Как акционер очертил ваши задачи, какой результат он ожидает?

Наш акционер хочет видеть то, что и любой другой акционер, вне зависимости от того, кем он является — государством, государственной компанией (как в нашем случае) или же частным инвестором. Все желают иметь управляемый, прибыльный банк, обладающий серьезной долей рынка в тех бизнесах, которыми он занимается. Определенное отличие Проминвестбанка заключается в специфике нашего акционера — государственной корпорации «Внешэкономбанк». Суть его в том, что главная задача, которая стоит перед нами, состоит в расширении и поддержании интеграционных связей между всеми предприятиями, работающими в Украине, с их контрагентами, работающими на территории Российской Федерации. Это то, на что мы делали, делаем и будем делать акцент, и это — наша специфика. Внешэкономбанк является крупной финансовой корпорацией и реализовывает задачи инфраструктурного характера в РФ. Мы не должны выпускать из фокуса такие проекты в Украине, поэтому в отличие от наших конкурентов более заинтересованы в сложных и долгосрочных программах в банковской деятельности.

Ваши коллеги — представители российских банков, работающие в Украине, — также активизировали свою деятельность в этом году. Как планируете конкурировать с ними в крупных проектах?

Несмотря на то, что на российском рынке мы уступаем по размеру Сбербанку России и Внешторгбанку, динамика развития Внешэкономбанка одна из самых высоких в РФ. Поэтому мы будем бороться за лидерские позиции и в Украине. А конкуренция — это всегда хорошо, и я рад, что на территории Украины представлены три государственных банка России — ПИБ (акционер Внешэкономбанк), Сбербанк России, Внешторгбанк, а также один из крупнейших коммерческих банков — Альфа-Банк. С точки зрения рынка — это идеально, с точки зрения клиента — вообще блестяще, когда крупные финансовые структуры из запредельного государства приходят со своим опытом, финансированием, пониманием ситуации и профессиональным подходом.

Какой сегодня средний возраст сотрудника Проминвестбанка?

Скажем так, у нас коллектив становится моложе, но на момент приобретения банка средний возраст составлял около 46 лет. Исходя из этого показателя, банк имел имидж финучреждения «в возрасте». Постепенно ситуация изменяется. Сегодня средний возраст сотрудников составляет 38 лет, и банк будет продолжать «молодеть».

ПИБ имел имидж не только банка «в возрасте», но также закрытого и неповоротливого финучреждения…

Думаю, что закрытость была связана с прежними владельцами, они выбрали для себя такой стиль работы и поведения. Минимум информации, консервативность, минимум исходящих новостей. Тем не менее, даже с такой закрытостью, банк был одним из крупнейших на территории страны. Связано это было с тем, что исторически Проминвестбанк стал преемником Промстройбанка, вырос из него, поэтому многие вещи были заданы историческими векторами деятельности.

Основное, что мы планируем делать сегодня, — больше рассказывать о себе, демонстрировать большую открытость, то, как мы ведем бизнес, чем занимаемся. Уже сейчас мы меняем корпоративную структуру и культуру. Я думаю, только такие простые житейские вещи помогут приобрести больше открытости и сменить имидж. Мы сможем нивелировать скептическое восприятие банка своей профессиональной работой и большей открытостью.

Какова программа развития финучреждения и основные задачи до конца текущего года?

Программу развития на 2010-2014 годы мы только начали разрабатывать совместно с Внешэкономбанком.  Однозначно можно сказать, что мы сохраним статус как корпоративный банк, будем укреплять свои позиции в стратегических индустриях — авиационной, химической, угольной промышленности, металлургии, машиностроении — там, где мы всегда были сильны и где хотим сохранить эти позиции.

До конца 2010 года основная наша задача заключается в том, чтобы привести в порядок наш кредитный портфель. И мы в этом случае не являемся исключением среди других украинских финучреждений, работа с проблемами — это ежедневный кропотливый труд. Еще одной важной задачей является существенная минимизация убытка по сравнению с 2009 годом (убыток Проминвестбанка в 2009 году составил $372 млн. после создания резервов; операционная прибыль составила $29 млн.), однако говорить о положительном результате по итогам текущего года еще рано. Да и вообще положительные итоги банков сегодня — достаточно спорный вопрос, здесь наступает такая «серая и тонкая территория»: каким образом банки показывают плюсы, как уходят в минусы.

Не обсуждая других, могу сказать, что мы в этом вопросе заняли четкую, транспарентную позицию перед акционерами и клиентами, и других вариантов для себя изначально даже не рассматривали. Поэтому даже те минусы, которые нам придется показать по итогам текущего года, — это очень крепкий и очень хороший результат, говорящий о том, что наш портфель при любом стресс-тесте и любой критической ситуации выдержит критику и давление со стороны аудиторов.

Но пока я даже представить не могу, что должно произойти, чтобы мы смогли выйти в плюс, перевернув банк с $372 млн. убытка. Эта задача стоит на 2011 год, в том случае, если макроэкономика не преподнесет какие-то очень неприятные сюрпризы. В 2011 году мы хотим начать более интенсивную работу на рынке розничных услуг.

До конца этого года Проминвестбанку понадобится дополнительное фондирование?

Было принято решение укрепить свой капитал путем синдицированного займа от Внешэкономбанка. Уже получены все разрешения, и банк находится в стадии регистрации договора в НБУ. Размер займа, который нам потребуется на сегодняшний день, — $200 млн. Линия, предоставленная нам Внеш-экономбанком, больше этой суммы и составляет $300 млн. Это с запасом, на случай, если нам потребуются дополнительные средства в будущем.

Какой уровень проблемной задолженности в банке и какие отрасли являются наиболее проблемными?

Проблемы есть в каждой из индустрий, больше других их в строительстве, торговле, машиностроении, металлургии. Но речь не идет о гигантских размерах. Проблематику портфеля на конец текущего года мы оцениваем в диапазоне 12-14%. Но даже этот показатель является результатом большой работы, начатой еще в 2009 году. В частности, речь идет о реструктуризации кредитной задолженности в апреле 2010 года на общую суму $545 млн.

Как изменился посткризисный подход к ведению банковского бизнеса?

Подход изменился абсолютно у всего рынка, закончился десятилетний этап потребления и беспросветной эйфории. Рынок был построен так, что прощал абсолютно все ошибки, допускаемые людьми. Чрезмерная жадность и не- оправданный риск привели к фатальным последствиям: исчезли столпы финансовых рынков. Учитывая, что память у человечества коротка, и оно алчно по своей природе, попытки «раскрутить спираль по новой» будут повторяться и частично уже повторяются. Но я не думаю, что это будет такая слепая эйфория.

Некоторые ваши коллеги прогнозируют повторение кризиса уже в 2013 году…

Знал бы прикуп — жил бы в Сочи. У меня нет такого глубокого видения на 2013 год. Может быть, повторение кризиса и возможно через три года, но, думаю, мы увидим предпосылки к этому повторению. Анализируя кризис 2008 года, можно сделать однозначный вывод о том, что рынки подавали массу сигналов, но они были слишком сложными для понимания. Стоило лишь своевременно их уловить.

Удалось ли вернуть ушедших из банка клиентов?

В 2009 году мы провели большую работу по части восстановления своих клиентских остатков. На апрель-май 2009-го падение составляло около 2,7 млрд. грн. по отношению к декабрю 2008-го. Что касается корпоративной стороны и депозитной составляющей корпоративной стороны — не все клиенты еще к нам вернулись, но этот год показывает серьезную динамику, плюс сейчас направлены  огромные силы на расширение  клиентской базы.

В конце 2009 года мы полностью восстановили свои клиентские пассивы до уровня декабря 2008 года. Хотелось также отметить, что к концу 2009-го ПИБ погасил 4,7 млрд. грн. из 7 млрд. грн. кредита рефинансирования НБУ .

Интересно, что даже в 2009 году нас не покинули вкладчики — физические лица. Они показали динамику гораздо лучше, чем корпоративный сегмент, если учесть, что в 2009 году банк не много о себе заявлял. В конце 2010-го — начале 2011 года мы хотим презентовать наши розничные стратегии, которые находятся на этапе подготовки, и заняться розничным бизнесом гораздо более многогранно.

Вы согласны с мнением, что ПИБ стал катализатором кризиса в Украине?

Мне сложно увязать проблему Проминвестбанка с проблемами Надра Банка или Родовид-Банка . Катализатором кризиса был точно не ПИБ. У Проминвестбанка произошла своя история, и хорошо, что она закончилась именно таким образом.

Ощущалось ли в банке присутствие «временной администрации»?

Нет, скорее царило некое депрессивное состояние сотрудников. Тем более было сложно смириться, когда в течение длительного времени вас целуют и награждают цветами, а потом в один момент начинают топтать и говорить, что вы оказались не банком, а непонятно чем. Это неприятно. С этим настроением мы жили первую половину 2009 года, и лишь во второй половине увидели свет в конце туннеля. Сейчас он стал еще ярче. Осадок остался, но жизнь продолжается.

Как вы считаете, в кризисное время со стороны регулятора достаточно было принято мер для преодоления проблем?

Судя по тому, что я увидел в 2009 году, нужно сказать, что хотелось бы видеть больше вовлеченности регулятора. Сравниваю с теми шагами, которые были предприняты в РФ, ведь проблема и у них, и здесь была одной и называлась она «ликвидность». С точки зрения акционера, в такой период его уже не волнует, сколько банк зарабатывает, главное — его сохранить. Так вот, с точки зрения банков, поведение НБУ было достаточно консервативным. Я считаю, что банковская система не получила массу инструментов, как сохранить эту ликвидность. А приходилось все время оглядываться на акционеров и иностранным банкам, и банкам с госучастием и просить их о поддержке. На перспективу хотелось бы больше инструментов и фокуса на поддержание банков. К примеру, в Украине использовался лишь инструмент рефинансирования, тогда как в России кроме этого были и стабилизационные кредиты Центробанка, и субординированные кредиты Внешэкономбанка, и масса аукционов. Каждый банк мог выбрать для себя оптимальный механизм решения проблем.

Чем сейчас занимается Владимир Матвиенко?

Владимир Павлович Матвиенко находится на отдыхе.


Блиц-анкета
банкира


Возраст
— 39 лет.

Банковский стаж — 17 лет.

Конкуренты на рынке — первая десятка банков.

Любимая книга — произведения Э. Ремарка.

Увлечения — теннис, лыжи.

Если не банкир, то… дипломат.

ИнвестГазета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *