Министр экономики Василий Цушко: «Второй волны кризиса не будет»

cushko_b_bigМинистр экономики в эксклюзивном интервью «Газете…» рассказал о закулисье Кабмина, о том, что будет с ценами на продукты осенью и о том, на чем нужно экономить – с примерами из личного опыта.

– Кабмин и президента обвиняют в том, что они до сих пор не провели обещанных кардинальных широкомасштабных реформ. Когда их ждать?

– Подготовка и проведение реформ занимает время. Работа ведется, и реформы будут проведены, мгновенных чудес не будет.

– Сколько реально процентов экономики находится в тени (по слухам – от 30 до 90%)?

– Слухи ходят разные, но мы занимаемся дерегуляцией экономики, чтобы экономика вышла из тени. И мы этого добьемся.

– Ваш зам Валерий Мунтиян пару недель назад заявлял о том, что правительство готовится ко второй волне кризиса осенью. Что, будет-таки? Как готовитесь?

– Слушайте, работа страны, правительства над ростом экономики – это и есть борьба с кризисом. Работа над реформами – также направлена на рост экономики, это и есть превентивная работа на случай второй волны кризиса. Но я оптимист и считаю, что второй волны кризиса не будет. Когда мы готовили макропоказатели, по которым будет просчитываться проект бюджета страны на 2011 год, мы исходили из прогнозов экспертов международных организаций, в том числе МВФ и Всемирного банка. Мы вели с ними дискуссии – и вышли на оптимистичный прогноз, который, я считаю, будет реализован.

– Тем не менее прогнозы многих экспертов по ценам на продукты на осень не радуют: они ожидают, что хлеб подорожает на 10%, молоко – на 30, мясо – на 20…

– Существуют внутренние и внешние факторы для повышения цен. Внутренних факторов для подорожания продуктов в Украине нет. При этом в мире сейчас наблюдается ажиотажный спрос на зерновые: в одних странах была сильная засуха, в других – ливни, поэтому тот урожай, который они ожидали, собран не будет. А так как мы являемся членами ВТО, мы интегрированы в мировую экономику. Ясно, что это влияет на внутренний рынок: наши производители хотят больше продукции отправить на экспорт, чтобы больше заработать. Но если уменьшить этот ажиотаж по отношению к внутреннему рынку, у нас не будет оснований для поднятия цен на какие-либо продукты – начиная с хлебобулочных изделий и заканчивая продукцией животноводства. Кроме того, мы будем использовать тот инструментарий, который есть в руках правительства, чтобы не допустить роста цен.

– Что имеете в виду под словом «инструментарий»? Будет госрегулирование цен?

– У нас существует постановление о том, что производители декларируют свои цены. Полномочий у ценовой инспекции достаточно для того, чтобы не позволять безосновательно повышать цены. Кроме того, сейчас отрабатывается законопроект о внутренней торговле, где мы, думаю, введем такие «правила игры», при которых не будут зажаты и ущемлены интересы производителей, в частности, продуктов питания. Приведу пример. Сливочное масло должно находиться на полке определенное количество дней, после чего оно портится. А время, за которое с поставщиком должны рассчитаться за масло, в два раза превышает срок его годности! Абсурдно, с точки зрения логики: деньги от реализации уже получили, а товаропроизводителю не отдают. Думаю, подобные моменты мы и отрегулируем. Кроме того, господдержка будет заключаться в закупках со стороны аграрного фонда. К тому же правительство выделило деньги на погашение процентов по кредитам, которые берут пекари. Также недавно мы подписали меморандум между МинАПК, Минэкономики и представителями рынка зерна. Это говорит о том, что у нас идет нормальная деловая работа, которая не позволит осуществиться нерадужным прогнозам роста цен, о которых вы упомянули.

– Давайте поговорим о министерской кухне. Журналисты видят лишь паркетную часть заседания. Что происходит потом? Как принимаются решения? За кем последнее слово? За Азаровым? Клюевым? Колесниковым?

– Кухня у нас такая. К примеру, дается поручение – подготовить проект постановления по конкретному вопросу, который находится в ведении Минэкономики – мы готовим соответствующий проект. Потом происходит визирование. Если это регуляторный акт, он обязательно согласовывается с комитетом Бродского (Госкомпредпринимательства. – Ред.). При этом свое одобрение должны дать заинтересованные министерства. Обязательна виза трех министерств: Минэкономики, Минфина, Минюста. В случае, если замечания последнего не учтены, как правило, документ откладывается, поскольку это министерство отвечает непосредственно за юридическую чистоту законодательных актов.

– Какая атмосфера царит при принятии решений? Часто доходит до крика?

– Атмосфера, как правило, деловая. Но не исключены и эмоциональные нотки.

– Кто больше всех спорит?

– По-разному. Однажды при обсуждении какого-то вопроса я позволил себе излишне эмоционально выступить. После чего премьер-министр Николай Азаров сказал: «Цушко так эмоционально выступил, давайте его поддержим». Всякое бывает. Но даже если кто-то в сердцах скажет в чей-то адрес некорректную реплику, потом подходит, извиняется.

– С президентом часто встречаетесь тет-а-тет? Какой у него стиль общения?

– Он очень доступный и открытый. С ним легко работать. Говорит все прямо и в глаза.

– Правда? А я слышала, что он может и крепкое словцо употребить, и прикрикнуть…

– Честно признаюсь, я никогда не слышал от него ругательных слов, да и голос он при мне ни разу не повышал. Хотя строгость в голосе – это да.

– Первый вице-премьер Андрей Клюев обмолвился, что осенью возможны кадровые перестановки в Кабмине. Как вы сами чувствуете – вы являетесь слабым звеном? Кто из ваших коллег может уйти?

– Мне абсолютно все равно, когда меня снимут с поста. Но я уверен, что работаю добросовестно, так, чтобы меня не за что было снимать. Может такое быть, что снимут и не предупредят – это ведь политика. Возможно, вызовут и попросят написать заявление – без колебаний напишу. В теории увольнение может коснуться всего правительства.

– То есть выходит, что в Кабмине нет ни одного министра, работа которого не вызывала бы претензий?

– Нет, такого идеального министра нет. Претензии могут быть предъявлены любому.

– Весной говорили о планах сократить на 20% аппарат Кабмина. Произошли ли эти сокращения, в частности, в Минэкономики?

– В начале 2008 года чиновничий центральный аппарат был увеличен на 22 тысячи человек. Зачем – непонятно. Мы сократили вакантные должности. Кроме того, передали часть штата Минрегионстрою, часть – МИДу. Но без рабочего места никого не оставили. Мы понимали, что сокращения тянут за собой большие расходы – такие у нас законы. Возможно, эти сокращения будут запланированы в бюджете-2011. Лично я считаю, что сокращать управленческий аппарат необходимо: следует брать не количеством, а качеством. На сегодняшний день, сравнивая зарплату серьезного экономиста в министерстве и в бизнес-структуре, можно заметить существенную разницу – в нашем учреждении она намного ниже.

– С приходом каждого нового Кабмина происходит распределение госдач. Как было в этом году? Вам досталась дача?

– По поводу распределения госдач я не в курсе – это не обсуждалось в Кабмине, либо же я не присутствовал при таком обсуждении. Но ради интереса я узнавал, есть ли у Минэкономики госдача, мне ответили – нет. Кстати у МВД (которым Василий Цушко руководил с 1 декабря 2006-го по 30 cентября 2007-го. – Ред.) была дача в Конча-Заспе – четырехкомнатный деревянный домик, но я там никогда не жил.

– Сейчас в нескольких министерствах скандалы с закупкой дорогих авто – «Кадиллаков», «Мерседесов». А в Минэкономики на чем ездят?

– У нас таких проблем нет. Разгонные машины – «Шевроле». Я сам езжу на служебной машине «Шевроле Эпика». Психологических проблем у меня в связи с этим нет. Сейчас кризис, а это – маленькая экономная машина, министр экономики должен показывать пример, как экономить. Также за мной закреплен «Мерседес-550», но я на нем не езжу.

– А личная машина у вас какая?

– У меня была «Тойота», я ее продал. Сейчас шестилетний «Субару». Хотя автомобиль чаще всего стоит, иногда, правда, на нем сын ездит, когда папы нет (смеется. – Авт. ).

– Чиновники, не проработав и полугода, ушли в отпуска. Неужели в оппозиции не наотдыхались?

– Летом все отдыхают. Депутаты и президент прошли предвыборную кампанию, которая была нелегкой. Если мы хотим, чтобы у нас было эффективное правительство – министры должны отдыхать и президент должен отдыхать. Кодекс законов о труде касается всех.

– Вы сами в отпуске не были еще?

– Нет, но ухожу с 25-го на недельку. Поеду в Одессу.

– Наверное, к выборам готовиться будете? Вы ведь собирались баллотироваться на пост мэра Одессы?

– Буду ли я баллотироваться на пост мэра – еще не решил. Скорее – нет, чем да. Работа министра экономики занимает у меня слишком много времени…

Газета по-киевски

No comments.

Leave a Reply